Автор Тема: Родители и дети  (Прочитано 5013 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн джейран

  • Гл. модератор
  • Живу я тут
  • *****
  • Сообщений: 5115
  • Лайков: 6558
  • Карма: 1115
Re: Родители и дети
« Ответ #60 : Сентябрь 10, 2019, 09:27:04 am »
Вот вы с ними домашку до ночи делаете. За руку их везде водите. Следите, что у них там в планшете, а что ВКонтакте. Во что они оделись, куда пошли. Упоенно проживаете их жизнь за свою.
А потом они приходят ко мне.

Скажу я со смешанными чувствами.

Конечно, не только ко мне, но тут мне трудно говорить о ком-то, кроме себя.
И мы годами, реально годами разлепляем эти две жизни, а они ведь слипаются, прорастают друг в друга, почками, желудками, кожей, нервными окончаниями, как у сиамских близнецов. А еще приходится сращивать то, что было переломано. В тоске и ужасе ходить по развалинам простого человеческого доверия. Проращивать чувство собственного достоинства. И выпалывать вину, вину, вину, за то, что недостаточно старался, за то, что недостаточно понравился, за то, что "не пятерка, а четверка", за то, что посмел подумать только, что можно жить своей жизнью, не ради оценок, не ради мамочки.
А она, вина эта, как волшебный порошок Урфина Джуса, неистребима и прорастет хоть на подошвах ботинок.

Вы даже не представляете, как им, нашим детям, тяжело потом рисковать и вступать в отношения хоть с кем-то. Влюбляться, жениться, да даже дружить. Они ведь знают, что отношения – это такая штука, где душат. Где за тобой следят, где в твою руку постоянно вцепляется другой человек, который лучше знает, как тебе лучше.
Они выкручиваются, конечно, как-то.
Мне один врач-реаниматолог рассказывал: "Больше всего люблю своих пациентов, когда они в коме и молчат".
А еще им потом трудно заводить собственных детей.
А как им страшно начинать новые проекты. Отчитываться перед начальством. Да им кругом тяжело.

И это еще учтем, что до психотерапевта дойдут не худшие. Самые сильные и одаренные дойдут.
Те, кто внутри уберег хоть какое-то свободное пространство, позволяющее как минимум быть успешным в работе и на психотерапевта заработать. Те, кто может хотя бы общими словами рассказать, что творится внутри. Кто умеет мечтать.
А многие не доходят никуда.
Так и остаются в этих цепких объятиях, и целую жизнь проживают под аккомпанемент чужого: дурак, что ли, быстро сел, отступил три клеточки справа, четыре сверху, написал «домашняя работа»!
Болеют душой.
Болеют телом.

Давайте отпустим их, а?..
В садик. В школу. В жизнь. Во двор. В любовь. В секс, в ссоры бессмысленные. И даже во ВКонтакт этот их идиотский.
И, как говорится, совершенно нелогично займемся собственным житьём.

Анастасия Рубцова

Оффлайн джейран

  • Гл. модератор
  • Живу я тут
  • *****
  • Сообщений: 5115
  • Лайков: 6558
  • Карма: 1115
Re: Родители и дети
« Ответ #61 : Сентябрь 27, 2019, 08:05:31 pm »
Все мы хотим, чтобы дети были счастливы, и часто это счастье должно быть устроено так, как мы его себе представляем.

в частности, оно нередко включает в себя требование социальной конформности: мы хотим, чтобы у детей было хорошее образование, нормальная профессия, семья и все такое. и чтобы они не лезли на рожон, потому что мир жесток, уж мы-то знаем.

это понятное и неглупое, в общем-то, желание. и всегда лучше, когда ребёнок сначала получает красный диплом сантехника, а уже потом становится солистом панк-группы «вопящие трубы» — я, например, очень благодарен родителям, что они слегка поднажали, когда я сказал, что институт не волк, в лес не убежит.

но во всем нужно знать меру. если у вашего близкого человека есть сверхценная идея, и у вас не получается его отговорить — все, что вы можете и, в общем-то, должны, если речь идёт о ребёнке, это заткнуться и помочь.

даже если вам кажется, что это ошибка. даже если вы уверены, что от жестокого мира прилетит ответка. даже если вы знаете, что это пустая трата времени.

заткнуться и помочь это крест близкого человека, потому что никто больше не может этого сделать. носитель сверхценной идеи все равно сделает, что хочет, но если вы его бросите, он сделает это один, и ему будет тяжелее и хуже.

мир все равно ему ответит, если сочтёт нужным, но без вас близкий человек будет один наедине с миром, а это совсем уж неприятно.

и даже если вы каким-то чудом задавите эту идею — ну, счастья никому это тоже не принесёт, потому что теперь у вашего близкого человека внутри будет огромная дыра, которая вряд ли когда-нибудь закроется.

отнимать ничего нельзя, можно только добавлять — и если вам повезёт, что вряд ли, то он в какой-то момент переключится на что-то другое, менее травмоопасное, или, что куда вероятнее, получит от мира фидбек и уползёт в нору зализывать раны, зная, что мир жесток, но в нем есть люди, которые любят и поддерживают в любой ситуации.

ваша главная цель не столько уберечь детей от ошибок — от некоторых ошибок нельзя уберечь, ну и я бы не переоценивал ценность полученного нами опыта — а поймать и обнять их, когда они ошибутся и упадут.

вы не мудрый предводитель, который знает, куда идти, а страховочная сетка, и вас никто не заменит в этом качестве, тогда как в мудрых предводителях особого недостатка нет.

немного обидно, что от нас близким людям нужен не наш опыт и не наш безусловно высокий интеллект, но так уж устроено.

и да, не исключено, что через много лет ребёнок скажет вам, почему ты мне не запретил или почему ты мне не помешал, ведь ты видел, что я ошибаюсь.

и это неприятно.

но это гораздо лучше, чем «почему ты разрушил мои мечты» и «почему ты не дал мне стать тем, кто я есть».

потому что в первом случае вы можете сказать «потому что я тебя люблю и хочу, чтобы ты был свободен», а во втором — «потому что я за тебя боялся».

но никто никогда не хотел, чтобы за него боялись.

Владимир Гуриев

Оффлайн Yufa

  • Модератор
  • Наш человек
  • *****
  • Сообщений: 4793
  • Лайков: 4327
  • Карма: 1035
  • Загляни внутрь себя и найди силу там
Re: Родители и дети
« Ответ #62 : Сегодня в 09:44:21 am »
Две конфеты.

Ехал я как-то раз в маршрутке. На сиденье рядом бушевал ребёнок лет шести. Его мама безучастно смотрела в окно, не реагировала. А он дёргал и дёргал её за рукав. За окном проплывали деревья, дождик моросил, серо было. Ребёнок что-то требовал, или что-то утверждал. И тут вдруг она как развернётся от окна к нему, как дёрнет его за руку на себя и как прошипит:

— Что ты хочешь от меня?!

Он запнулся.

— Что ты хочешь, я тебя спрашиваю?! Да ты вообще знаешь, кто ты такой?! Ты никто! Понял?! Ты никто-о! — она это выдохнула ему в лицо, просто выплеснула.

Мальчик смотрел на неё, и мне показалось, у него дрожит голова. Или это я дрожал. Почувствовал, как потеет спина. Помню первую мысль: «Неужели это она ему говорит?! О ком она думает в этот момент?!»

— Видеть тебя не могу, — прошептала она.

«Ты же убила его!» — сказал я, но никто меня не услышал. В маршрутке, как ни в чём не бывало, продолжали дремать люди. Я сидел, не шевелясь. А мальчик не плакал. Она отбросила его руку и снова развернулась к окну. Он уже не бушевал, притих как-то сразу. Смотрел в разорванную спинку сиденья напротив и молчал. А у меня было желание встать и при всех, вот сейчас, просто разорвать её на части! Сказать ей: «Это ты никчёмная мать! Это ты никто! Ты же убила его!» Клянусь, я бы сделал это! Только мальчик сдерживал меня.

Я закрыл глаза, стал глубоко дышать, чтобы успокоиться как-то. А когда открыл их, увидел конфету. Молодой парень, похоже, студент, такой светлый, кучерявый, в джинсовом костюме, протягивал конфету мальчику. Он ещё встряхнул рукой, сказал:

— Бери, это тебе.

Тот взял. И тут же парень протянул ему вторую конфету. Мальчик помедлил и взял вторую. Дальше происходило действие, вспоминая которое, я еле сдерживаю слёзы.

Мальчик не стал есть, он коснулся маминой руки. Она не сразу повернула к нему лицо. Но всё-таки повернула. И видно хотела добить его. Но он протягивал ей конфету.

Она посмотрела на него, на конфету, я видел, она недоумевает. Тогда он вложил ей конфету в руку. Она, как обожглась, — быстро вернула ему. «Я не хочу», — сказала.

Две конфеты лежали у него на ладони. Руку он не опускал. «Ешь сам, — сказала она и тихо добавила. — Я не хочу… Честное слово». Тогда он положил конфету к ней на колени.

Никогда не забуду эту паузу. И эту взрослость. Передо мной за несколько минут этот мальчик стал мужчиной, а она из злой, раздражённой стала красивой молодой женщиной. Во всяком случае, это я так почувствовал.

Она молчала. Долго-долго молчала. Смотрела на него так, словно только увидела. Потом обняла. И он её обнял. Потом он развернул конфету и дал ей. И пока она не положила её в рот, сам не ел. Вы представляете такое?! Это был ещё один шок, но уже другой.

Я тогда подумал о себе: «Вот ты сидишь, такой праведник, ты хотел встать, обвинить, ты хотел её “разорвать”, переделать. И ты бы ничего не добился, кроме скандала и брани. А этот мальчик, посмотри, насколько он мудр, как он велик, этот мальчик, он взял другим. И проник до самых печёнок, до сердца, до слёз. А ещё этот молодой парень, который дал ему две конфеты, — подумал я, — он ведь не просто так дал две».

Я огляделся… В заднем стекле маршрутки увидел этого молодого парня, он уходил вдаль по «моросящей» улице. А мама и сын сидели, склонив головы друг к другу. Как молодые влюблённые!

Тут водитель объявил мою остановку. Я, выходя, дотронулся до руки мальчика. Я этим сказал ему «спасибо». Не думаю, что он понял, но это и не важно.

Я навсегда запомнил этот урок. Запомнить-то запомнил, но должны были пройти годы, чтобы я его осознал. Что это и есть настоящее, о котором не все взрослые знают. Что только примером и воспитывают. Не криком, не обвинениями, не битьём, нет. Только пример работает, больше ничего. И мальчик этот пример показал. И ей, и мне. И он изменил нас ...

«Не будь побеждён злом, но побеждай зло добром»
( Римл. 12.21 ).

Сеtь
Слушай музыку, маму и сердце