Автор Тема: Статьи, заметки и наши рассказы для обсуждения  (Прочитано 4847 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Yufa

  • Модератор
  • Наш человек
  • *****
  • Сообщений: 3263
  • Лайков: 2224
  • Карма: 701
  • Загляни внутрь себя и найди силу там
Re: Статьи, заметки и наши рассказы для обсуждения
« Ответ #75 : Ноябрь 24, 2016, 10:04:47 am »
Размещу здесь трогательный рассказ, от которого у меня навернулись слезы

— Алло, это бюро находок? — спросил детский голосок.
— Да, малыш. Ты что-то потерял?
— Я маму потерял. Она, случайно, не у вас?
— А скажи, пожалуйста, какая она твоя мама?
— Она очень красивая и добрая! И еще она любит кошек.
— У нас для тебя хорошие новости! Как раз вчера мы нашли одну маму, вероятно, это твоя. А откуда ты звонишь?
— Из детского дома №3.
— Хорошо, мы скоро отправим твою маму к тебе в детдом. Жди.

И вот она вошла в комнату, самая красивая и добрая, а на руках у нее мурлыкала настоящая живая кошка.
— Мама! — радостно закричал малыш и бросился к ней. Он обнял ее с такой силой, что у нее захватило дух. — Мамочка моя!!!



…Артемка проснулся от собственного крика. Такие сны снились ему почти каждую ночь. Он засунул руку под подушку и вытащил фотографию девушки. Этот снимок он нашел год назад во время прогулки на улице. Теперь он бережно хранил его у себя под подушкой. Он был уверен, что это его мама. В темноте Артем подолгу вглядывался в ее нежное лицо и незаметно для себя засыпал.

Утром заведующая детским домом, Ангелина Ивановна, по традиции обходила комнаты с воспитанниками, чтобы пожелать всем доброго утра и приласкать каждого малыша. На полу около кроватки Артема она заметила фотографию, которая ночью выпала у него из рук. Ангелина Ивановна подняла фотографию и спросила мальчика:

— Артемушка, а откуда у тебя это фото?
— Я нашел его на улице.
— А кто это?
— Это моя мама, — улыбнулся малыш и добавил, — она самая красивая и добрая, а еще она любит кошек.

Заведующая размышляла. Дело в том, что она сразу узнала девушку на снимке. Первый раз она пришла в детский дом в прошлом году с друзьями-волонтерами. Наверное, тогда она и потеряла здесь фотографию. С тех пор эта девушка приложила много усилий, чтобы добиться разрешения на усыновление ребенка. Но, по мнению бюрократов, у нее имелся существенный недостаток: она была не замужем.
— Что ж, — произнесла Ангелина Ивановна, — если она твоя мама, это в корне меняет дело…

Войдя к себе в кабинет, заведующая села за стол и стала ждать. Где-то через полчаса раздался робкий стук в дверь:
— К вам можно, Ангелина Ивановна? — В кабинет заглянула та самая девушка с фото.
— Да, конечно, заходите, Алиночка.

Девушка вошла в кабинет и положила перед заведующей пухлую папку с документами.
— Вот, — сказала она, — Я наконец все собрала.
— Хорошо, Алиночка. Мне нужно задать вам еще несколько вопросов. Так положено, понимаете… Вы осознаете, какая ответственность теперь лежит на вас? Ведь, ребенок — это на всю жизнь.
— Я все осознаю, — тут же выдохнула Алина.  — Понимаете, я просто не могу спокойно жить, зная, что очень нужна кому-то, но мы не вместе.
— Хорошо, — согласилась заведующая. — А когда ты хочешь посмотреть деток?
— Я не буду смотреть, Ангелина Ивановна. Я возьму первого ребенка, которого вы приведете, — сказала Алина, уверенно посмотрев заведующей в глаза.

Ангелина Ивановна была весьма удивлена.
— Я хочу, чтобы все произошло как у настоящих родителей, — начала взволнованно объяснять Алина, — ведь мамы не выбирают себе ребенка… Они не знают, каким он родится… красивым или некрасивым, здоровым или больным…  И я тоже хочу быть настоящей мамой.
— Знаете, Алина, я впервые вижу такого усыновителя, — улыбнулась Ангелина Ивановна. Но я уже знаю, чьей мамой вы станете. Его зовут Артем, ему 5 лет, родная мать отказалась от него в роддоме. Я могу привести его сейчас, если вы готовы.
— Да, я готова, покажите мне моего сына.

Заведующая ушла и вскоре вернулась, ведя за руку маленького мальчика.
— Артемка, — начала Ангелина Ивановна, — познакомься, это…
— Мама! — воскликнул Артем и бросился к Алине и вцепился в нее так, что у нее захватило дух. — Мамочка моя!

Алина гладила его по взъерошенным волосам и шептала:
— Сынок мой, сыночек… я теперь с тобой…

Она подняла глаза на заведующую и спросила:

— А когда можно забрать сына?
— У нас обычно родители и дети постепенно привыкают друг к другу. Общаются сначала здесь, а потом берут на выходные, и если все в порядке забирают насовсем.
— Я сразу заберу Артема, — твердо сказала Алина.
— Хорошо, — махнула рукой заведующая, — завтра ведь все равно выходные. А в понедельник придете, и мы оформим все документы.

Артем светился от счастья. Он держал маму за руку и боялся отпустить ее даже на секунду. Вокруг засуетились нянечки, собирающие вещи, подошли попрощаться воспитатели, на глазах которых появились слезы.

— Ну Артемушка, будь здоров! Приходи к нам в гости, — попрощалась с ним Ангелина Ивановна.
— До свидания, приду! — ответил Артем. И через минуту они с мамой оказались на улице, залитой солнечным светом.

Когда они отошли от детдома, малыш наконец решился задать маме важный вопрос:
— Мама… а ты кошек любишь?
— Обожаю! У нас с тобой дома их целых две, — засмеялась Алина, сжимая в руке крошечную ладошку.
Артем счастливо улыбнулся и, подпрыгивая на ходу, поспешил за мамой.

Ангелина Ивановна смотрела в окно вслед уходящим Алине с Артемкой.  А когда они скрылись, за ближайшим углом, села за рабочий стол, подняла трубку телефона и набрала номер:
— Алло, это Небесная Канцелярия? Примите, пожалуйста, заявку. Имя клиентки: Алина Смирнова. Категория заслуги: наивысшая — подарила счастье ребенку… Присылайте все, что полагается в таких случаях: огромное счастье, взаимную любовь, удачу во всем… Ну и, разумеется, идеального мужчину, она еще не замужем… Да, я понимаю, что дефицит, но вы же понимаете, речь идет об исключительном случае. И еще про бесконечный денежный поток не забудьте, ведь малыш должен хорошо питаться… Уже все отправлено? Спасибо!

Сквозь зеленую листву деревьев во дворе детского дома лился солнечный свет, на площадках были слышны детские голоса. Заведующая положила трубку и подошла к открытому окну. Она любила при возможности стоять и смотреть на своих малышей, расправив за спиной огромные белоснежные крылья…

P.S. Быть может, вы не верите в ангелов, но ангелы верят в вас!



Слушай музыку, маму и сердце

 



Оффлайн Yufa

  • Модератор
  • Наш человек
  • *****
  • Сообщений: 3263
  • Лайков: 2224
  • Карма: 701
  • Загляни внутрь себя и найди силу там
Re: Статьи, заметки и наши рассказы для обсуждения
« Ответ #76 : Ноябрь 28, 2016, 03:06:08 pm »
Лучшая история о том, как реагировать на капризы ребенка

Бывает так, что любимое занятие детей — это изрядно потрепать ваши нервы. Например, когда вы берете их с собой на прогулку или в супермаркет. Но как в ситуации, когда ребенок начинает капризничать и не поддается контролю, сохранить железное спокойствие?




Женщина стояла в очереди в супермаркете после дедушки с непослушным внуком. Руки мальчика были полны конфет, батончиков и прочих сладостей. Но он продолжал кричать и вертеться по сторонам. «Спокойно, Женя, осталось совсем немного... Хороший мальчик». Через какое-то время ребенок снова стал капризничать, а дедушка спокойно сказал: «Все хорошо, Женя. Еще пару минут, и мы поедем домой. Потерпи, парень».

На кассе маленькому демону взбрело в голову выбросить все товары из тележки. Дедушка снова сказал спокойным тоном: «Жень, Жень, расслабься, приятель, не расстраивайся. Еще пять минут, и мы будем дома. Успокойся, пожалуйста».

Женщину это очень впечатлило. Когда она вышла на улицу, сразу подошла к дедушке с внуком, которые садились в машину, и сказала:
— Это, конечно, не мое дело, но вы вели себя там просто удивительно! Вы оставались сдержанным и спокойно говорили с мальчиком даже после того, как он так ужасно себя вел! Женя, тебе очень повезло с дедушкой!

— Спасибо, — ответил дедушка. — Но Женя — это я. А этого маленького засранца зовут Максим.

(click to show/hide)
Слушай музыку, маму и сердце

 



Оффлайн джейран

  • Гл. модератор
  • Наш человек
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Лайков: 2999
  • Карма: 777
Re: Статьи, заметки и наши рассказы для обсуждения
« Ответ #77 : Ноябрь 30, 2016, 12:35:29 am »
Ахаха )) дедушка Женя, когда был ребёнком, наверняка вёл себя  как маленький демон Максим. Ибо яблоко от яблони  ;) ;) ;)

Оффлайн cherry

  • Гл. модератор
  • Живу я тут
  • *****
  • Сообщений: 7116
  • Лайков: 4065
  • Карма: 1066
Re: Статьи, заметки и наши рассказы для обсуждения
« Ответ #78 : Февраль 16, 2017, 06:05:58 pm »
Как звучит «Боевой гимн матери-тигрицы»
Почему китайские матери беспощадны к своим детям и что из этого выходит

Выпускница Гарварда и профессор права Йельского университета китаянка Эми Чуа живёт со своей семьёй в США и считает, что детей нужно воспитывать в максимальной строгости. О своём опыте она написала книгу, которая вызвала большой резонанс в США, а её автор попала в сотню самых влиятельных людей по версии журнала Time в 2011 году. В сравнении с сегодняшней литературой о детях, «Боевой гимн матери-тигрицы» можно назвать триллером о воспитании.

В книге Эми Чуа вспоминает, как в наказание выставляла трёхлетнюю дочь на двадцатиградусный мороз в лёгкой одежде, признаётся, что постоянно угрожала дочерям, и подробно рассказывает, как вырастить музыкально одарённых детей. Автор утверждает, что она поступала со своими детьми так, как поступают все китайские матери. Книга заставляет задуматься, стоит ли терроризировать собственных детей ради тех успехов, каких в итоге достигли дочери Эми Чуа. И правильно ли растить победителей, постоянно испытывая их детские чувства на прочность?


Книга Эми Чуа «Боевой гимн матери-тигрицы» на русском языке вышла в издательстве Corpus в 2013 году

Тяжёлый труд всегда на первом месте
В семьях китайских школьников под запретом любые оценки ниже пятёрки, даже если это пять с минусом. Поэтому, если китайскому ребёнку что-то кажется несправедливым в школе, родители заставляют его всего лишь в два раза больше трудиться, чтобы стать в два раза лучше.

«Китайские родители требуют высших оценок, поскольку уверены: дети способны их получать. Если же хороших оценок так и нет, родители начинают думать, что ребёнок работает недостаточно много и тяжело. Вот почему такого ребёнка всегда будут наказывать, критиковать и стыдить. Китайские родители уверены, что в их детях достаточно сил, чтобы пережить унижение и стать лучше».

Родители сами решают, чем ребёнку заниматься помимо школы. Они уверены, что не может быть никакого веселья, пока не преуспеешь в каком-то деле. Детям обычно не нравится тяжело трудиться, поэтому очень важно не принимать во внимание их желания, которые будут только отвлекать от цели. Эми Чуа, помимо своей преподавательской деятельности в Йеле, по шесть часов в день занималась с дочками музыкой. Старшая София после многочасовой игры на фортепьяно грызла его клавиши от злости и бессилия. Младшая Лулу даже с пищевым отравлением репетировала и выходила на сцену.

По мнению Эми Чуа, западные родители «безвольные и снисходительные». Это и мешает их детям достигать по-настоящему больших целей

Китайские дети лишены даже летних каникул, в это время они занимаются ещё больше, не отвлекаясь на посещение школы. Ведь для достижения большого успеха нужна постоянная практика, которую родители напрасно игнорируют.

«Однажды я попыталась быть честной, объясняя другой маме, что у Лулу нет свободного времени, потому что ей нужно играть на скрипке. Но та женщина не смогла этого понять. <…> Отклонив одно приглашение на детский праздник, я не могла поверить своим ушам, когда тут же получила ещё одно. «Как насчёт субботы? — субботу мы проводили в студии мисс Танака. «Или в пятницу через две недели?» Западные матери были не способны понять, что Лулу занята каждый день год напролёт».

Китайские матери не выбирают выражений
Родители могут приказать своим детям разобраться с проблемой, тогда как западные предпочитают мыслить позитивно и не называть вещи своими именами.

Китайская дочь может услышать от матери: «Эй, толстуха, тебе пора похудеть». И это будет считаться проявлением родительской заботы

Эми Чуа во время репетиций с дочками «подбадривала» их фразами «Ты играешь всё хуже и хуже» и «Если следующая попытка не будет идеальной, я соберу все твои игрушки и сожгу их!». Кроме того, она регулярно угрожала выпороть, лишить ужина и не отпускала в туалет во время изучения сложной пьесы. Но когда сложная вещь наконец получалась, мать и дочь обнимались «до хруста костей». Автор говорит о своей жестокости так: «Они были всего-навсего китайскими детьми».

Китайские матери не заботятся о самооценке ребёнка
Китайский ребёнок не расстроится, если мать назовёт его дрянью. Он может справиться с обидой и станет только лучше, когда преуспеет в том, за что сегодня его ругают. Западные родители только и делают, что беспокоятся о самооценке своих детей. Но когда дело доходит до способов достичь успеха, они проявляют мягкость и позволяют детям сдаться. Китайские родители прежде всего думают о силе, когда признают слабость.

«Не так-то просто заставить ваших детей работать, когда они этого не хотят; тратить изнурительные часы — в то время как ваша собственная молодость ускользает <…> Иногда я просыпаюсь утром в ужасе от того, что мне предстоит, и думаю, как легко будет сказать: „Лулу, я уверена, что мы без проблем можем пропустить один день репетиций“. В отличие от своих западных друзей я никогда не скажу: „Пусть это меня убьёт, но я просто хочу позволить моим детям сделать собственный выбор и следовать за зовом сердца. Это самая сложная вещь в мире, но я приложу все усилия, чтобы все так и было“. Сказав это, мои друзья (американцы — Прим. ред.) выпивают бокальчик вина или идут на йогу, в то время как я сижу дома и ору на своих детей, которые меня ненавидят».

Китайцы хвалят своего ребёнка только после действительно большого успеха. И делают это дома при закрытых дверях.

Китайские родители всегда принимают сторону учителя
Если учитель проявляет грубость, даже если бьёт по рукам во время игры на скрипке, он всё равно прав. Учитель — это прежде всего авторитет, а авторитет принято уважать, что бы он ни делал. Если родители видят, что учитель излишне груб или его методы обучения не подходят ребёнку, то все равно встанут на его сторону. Они скажут ребёнку, что учитель так себя ведёт только потому, что ребёнок способен на большее, а неласковое отношение педагога поможет быстрее добиться успеха.

Китайские родители в открытую сравнивают детей
Автор книги видит в родительском фаворитизме и сравнении большую пользу. Говоря про одного из детей плохо и ставя в пример другого ребёнка, китайская мать имеет в виду лишь то, что она оказывает доверие отстающему, и верит, что ему хватит сил догнать более успешную сестру или брата.

Сравнивай и подстрекай: почему нельзя приводить в пример других детей

«Моя бабушка <…> откровенно выделяла меня из всех моих сестёр «Только посмотрите на этот плоский нос, — кудахтала она на семейных сборищах, указывая на кого-нибудь из моих сестёр. — То ли дело Эми с её фантастическим точёным носиком. Эми настоящая Чуа. А её сестра больше взяла от матери и похожа на обезьяну».

Китайским матерям всегда мало
Эми Чуа вспоминает, как однажды заняла второе место в историческом конкурсе. После чего её отец сказал: «Никогда больше не позорь меня так». К своим детям она относилась точно так же. Она отвергала даже детские открытки на свой день рождения, требуя «чего-то получше». Кроме долгих занятий музыкой после школы, мать забирала одну из дочерей с уроков физкультуры и часовой школьной перемены, чтобы отвезти на дополнительную репетицию. Она контролировала, когда даже сама была на работе. Для этого писала дочерям подробные записки на десяти листах, в которых расписывала их занятия по минутам. Планка была настолько высокой, что похвалу девочки слышали только однажды. Когда старшую пригласили выступить в Карнеги-холл, а младшая стала концертмейстером в 12 лет.

«Как я уже говорила, воспитывать детей в китайском стиле значительно сложнее, чем в западном. В этом случае просто не бывает передышек. Как только я закончила работать с Софией над её пьесами, круглосуточно в течение двух месяцев, я взялась за Лулу».

Китайские дети в неоплатном долгу перед родителями
Всё, что делают китайские родители для ребёнка, считается благом. Поэтому дети должны возвращать долг родителям, слушаться их и делать всё, чтобы они могли гордиться ребёнком. Родители, например, никогда не ездят отдыхать отдельно от детей в отличие от американцев. Они отдают все силы, чтобы ребёнок преуспел.

Угрозы, шантаж, подкуп и террор не считаются изъяном воспитательной системы

Родители могут быть уверены, что дети не сдадут их в дом престарелых, а жизнь в доме выросших детей будет комфортной. Благодаря китайской системе, как утверждает Эми Чуа, китайские дети растут вежливыми, их поведение в любой ситуации безупречно. «Западники» обрекают своих детей на вечные претензии в адрес родителей и многолетние походы к психотерапевту.

«В китайской традиции, когда дело касается родителей, обсуждать нечего. Родители — это родители, ты кругом им должен (даже если так не считаешь) и обязан сделать для них все (даже если это разрушает твою собственную жизнь)».

Раскол в китайской семье
Книга заканчивается рассказом о том, как младшая Лулу стала подростком и начала бунтовать. Эми Чуа признаётся, что в азиатских семьях не принято говорить «по душам» о взрослении и половом созревании. Она не знала, что делать с этим бунтом, так как в китайской семье он в принципе невозможен. 13-летняя Лулу дерзила, бросила занятия скрипкой, собственноручно состригла шикарные волосы и начала заниматься теннисом. В самом начале этих занятий тренер девочки признался матери: «Важнее всего то, что Лулу любит теннис. <…> И у неё невероятная работоспособность. Я никогда не видел никого, кто развивался бы так быстро. Она потрясающий ребёнок. Вы с мужем отлично потрудились над ней. Она никогда не выкладывается меньше чем на 110% и всегда так жизнерадостна и вежлива».

Муж Эми Чуа, профессор Йельского университета Джед Рабенфельд, с самого начала поддерживал строгое воспитание и доверился в этом жене. Но даже несмотря на все достижения девочек в музыке, он принял сторону бунтующей дочери.

Эми Чуа решила немного сменить тактику и начала искать лучшего тренера и школу тенниса, но тогда Лулу вмешалась: «Нет, мама, нет! Не надо портить мне теннис так же, как ты испортила мне скрипку».
Нужно только задаться вопросом - и жизнь сама подарит на него ответ.




Оффлайн джейран

  • Гл. модератор
  • Наш человек
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Лайков: 2999
  • Карма: 777
Re: Статьи, заметки и наши рассказы для обсуждения
« Ответ #79 : Февраль 17, 2017, 01:05:32 am »
Профессор прАва жёстко нарушает правА своих дочерей. Вообще в США очень хорошо следят за безопасностью детей, и непонятно, как позволяют этой фанатичной матери издеваться над собственными дочерьми. Если уж она живёт с семьёй в США, то должна забыть как можно быстрей  установки, принятые в Китае. А уж тем более, не подвергать критике систему воспитания, принятую в США. Между прочим, стране, которая ей обеспечила рабочее место и заработную плату.

Понятно, что в Китае жесточайшая конкуренция, и чтобы преуспеть, люди вынуждены очень много трудиться. Понятно также, что мать хочет лучшей жизни для детей. Ей нужно, чтобы они могли зацепиться и утвердиться. А если человек занят процессом выживания, доверию, дружбе, уважению, равенству просто нет места. Остаётся только подавление и дрессировка. 

Американцам же нет нужды что-то кому-то доказывать. Им не нужно до такой степени напрягаться. У них и так всё окей. Сочтут нужным - пойдут к психологу, захотят - книгу напишут ))

Оффлайн Yufa

  • Модератор
  • Наш человек
  • *****
  • Сообщений: 3263
  • Лайков: 2224
  • Карма: 701
  • Загляни внутрь себя и найди силу там
«Детей надо учить метанавыкам: как держать внимание, как не тронуться умом от всего этого»   

Татьяна Черниговская, доктор наук по физиологии и теории языка, член-корреспондент РАО, заведующая лабораторией когнитивных исследований и кафедрой проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук СПбГУ:
 
— Та область, в которой я работаю, называется когнитивная наука. Она мультидисциплинарная — включает в себя психологию, лингвистику, нейронауки, искусственный интеллект и, разумеется, философию. Философия нам нужна не для красоты и не потому что каждый приличный человек должен знать, кто такой Декарт, а потому что хороший философ правильно мыслит и правильно ставит вопросы. Очень важно иметь дорогую аппаратуру — на этом вся наука стоит, но если нет того мозга, который понимает, как задать вопрос, мозга, который понимает, что делать с этой гигантской кучей данных, которые мы получаем каждую секунду, то все остальное бесполезно. Я вам клянусь, потому что с этим сталкиваюсь каждый божий день.
 
Мне задавали вопрос: «Так всего много, как все это запомнить?». Мой ответ простой — не надо запоминать. То, что надо помнить — уже запомнили компьютеры. Надо бы не запоминать, а понимать. И в этой связи вспоминается сказка о Красной Шапочке. Когда она приходит к бабушке и видит там волка, она начинает расспрашивать: «Зачем тебе такие большие уши?». «Бабушка» отвечает: «Чтобы слышать». «А зачем тебе глаза такие большие?» — «Чтобы видеть». И вот это на тему искусственного интеллекта в его простых формах, а именно: мы сделаем уши, которые будут чудо как хороши, глаза, которые будут чудо как хороши. Все это отлично, но уши, глаза, носы, кожа, все сенсорные системы — это не более чем окна и двери в мозг. Мы слушаем ушами, а слышим — мозгом. Смотрим глазами, а видим — мозгом.
 
Недаром сейчас в мире тратятся огромные суммы на исследование мозга. Американская BRAIN, европейские и азиатские программы — все они включают в себя лучшие университеты и лучших интеллектуалов из разных областей, не только из нейронауки. Никто ни цента не даст просто так, так зачем такие гигантские деньги — как государственные, так и частные? Потому что все понимают: если хоть в каких-то дозах (я уверяю вас, что на 100% мы этого не сделаем никогда), если хоть как-то удастся разгадать, что происходит в человеческом мозгу, это изменит всю нашу цивилизацию: экономику, коммуникацию, образование — это изменит все
 
И это делается не только для того, чтобы имитировать мозг в системах искусственного интеллекта — история гораздо проще: мы вообще должны знать, кто мы такие. Мы — кто? Мы реально зависим от того, как соображает наш мозг. Поэтому игра стоит свеч.
 
Вот, например, с чего вы взяли, что с использованием больших данных, big data, вы будете предсказывать мое поведение? Мое поведение не предсказывается ни Декартом, ни Аристотелем, никем. Оно может быть истерическим. Например, нобелевский лауреат по экономике, психолог Даниел Канеман описывал, как человек принимает решения, и пришел к выводу, что решения принимаются ПРОСТО ТАК. «А я вот так пойду, и все — хочу потому что». Как вы собираетесь это предсказать?
 
У меня есть два любимых персонажа. Первый — это кот Шредингера. Я думаю большинство помнит, что это герой мысленного эксперимента [физика] Шредингера, который сводился к тому что кот то ли жив, то ли мертв — в зависимости от того, смотрят на него или не смотрят. Это очень важный пункт для всей науки, которой я занимаюсь. И для науки вообще. Ведь она устроена как? Считается, что ученые — это зрители, которые сидят в зале и смотрят на мир. Это очень крупная ошибка, потому что зрители находятся там же, где и мир, и они от него зависят прямо. А это значит, что нет каких-то жестко объективных вещей. То есть они, конечно, есть, но я хочу сказать, что одни и те же факты будут значить разные вещи в зависимости от того, в какой контекст они помещаются.
 
Мы говорим: «Мир изменится», но мир УЖЕ изменился, точка. Мы живем в мире, кардинально отличающемся от того, который был даже пять лет назад — он меняется все время. Это не к тому, что он все время эволюционирует, а к тому, что он все время разный — в зависимости от того, с какого боку ты на него посмотришь, какая у тебя идеология, какая у тебя научная или жизненная позиция, и еще от тысячи факторов. Он не одинаковый. Это раз. Два — он прозрачный: про каждого из нас все известно, и это неприятно.
 
Еще одна вещь (и тут требуются философы, а я даже не знаю, справимся ли мы с этим вообще): личность все еще есть? Про соцсети я даже говорить не хочу, но вот даже если просто к вам письмо приходит, вы уверены, что это [писал] человек? А вы уверены, что это ТОТ САМЫЙ человек? Вы уверены, что это один человек, а не 200? Размылись границы личности, в том числе нашей с вами. Меня интересует, где я заканчиваюсь? Мои статьи висят бог знает где, в облаках — куча моих данных, масса функций, которые раньше были у меня в голове, теперь у меня в ноутбуке, планшете, телефоне и так далее. Есть даже термин distributed mind («распределенный мозг»): то есть это, как у муравьев, что ли?
 
Более того, мы попали в ситуацию… я новый термин для себя выделила: мир стал «нечеловекомерен». Устройства, которые, как говорят, чуть ли не миром уже управляют,  действуют со скоростями, в которых люди не живут — это наноскорости. Размеры, в которых происходит высокого ранга цивилизация — это размеры, в которых люди не живут. Это наноразмеры. Мы попали в мир, с которым не знаем, что делать.
 
Поэтому роль образования чрезвычайна. Я понимаю, как банально это звучит, потому что об этом говорят все всё время. Но мы должны что-то такое придумать с образованием, что будет отличаться от того, чем мы занимались до этого. Возможно, надо детей учить метанавыкам: как учиться, как держать внимание, как держать память, как справляться с информационными потоками, как не тронуться умом от всего этого.
 
И вот второй мой любимый персонаж — это Алиса [Льюиса Кэролла]. Все знают ее фразу, что, если хочешь оставаться на месте, ты должен очень быстро двигаться. Но дело не в том чтобы быстро бежать — потому что те, кого мы обгоняем, тоже бегут. Понимаете: если мы будем догонять Силиконовую долину, или вообще США, или что угодно, то это безумный шаг. Повторяю: остальные не на печке лежат в это время — они тоже бегают и они искусные бегуны. Догонять не нужно вообще — надо бежать другой дорогой. Поэтому нужно искать другие ходы. Это именно то, что делает наш мозг, между прочим. 
 
Я вижу выход в том, чем сейчас занимаются крупные компании, такие, как, например, «Сбербанк». Я все думала, почему они приглашают на свои заседания искусствоведов, музыкантов, актеров. Ну не для общего же банального образования, чтобы люди знали, кто такой Вивальди. Дело не в этом, а в том, что люди искусства владеют другим типом мыслительной деятельности. Они и делают те самые другие ходы, это не ходы алгоритмов, их очень трудно подсмотреть, потому что это никогда не эксплицировано. Это эксплицировано уже в произведение искусства, а что он делал, пока он это делал, мы не знаем. Мне кажется, что дорога — в эту сторону.
 

Слушай музыку, маму и сердце

 



Оффлайн джейран

  • Гл. модератор
  • Наш человек
  • *****
  • Сообщений: 3030
  • Лайков: 2999
  • Карма: 777
Re: Статьи, заметки и наши рассказы для обсуждения
« Ответ #81 : Ноябрь 14, 2017, 09:30:14 pm »
Я вхожу в ординаторскую, сажусь в кресло, вытягиваю ноги, прикрываю глаза.

- Первый год?
- Что? - я вздрагиваю, привстаю. В ординаторской был полумрак, я не заметил, что здесь есть кто-то ещё.
- Первый год работаете? - тучный мужчина располагается на диване в дальнем углу комнаты. - Просто я вижу, зашёл молодой врач, усталый и слишком взволнованный одновременно.
- Извините, но посторонним здесь находится нельзя.
- Прошу прощения. Но я не совсем посторонний. Я работал здесь почти 30 лет. Хирургом. Детским. Два года на пенсии. Зашёл навестить коллегу, Павла Александровича. Вы его должны знать, он тут главврач.
Мужчина подходит ко мне.
- Василий Игоревич.
- Сергей ... Сергей Владимирович, - обмениваемся рукопожатием. Пальцы у него тонкие, но рука твёрдая.
- Я уже шёл на выход, но проходя мимо "родной" ординаторской не удержался и заглянул. Этому дивану лет 10 точно! Сколько ночей на нём провёл на дежурствах. Только присел, а тут вы. Дышит тяжеловато, на кресло прямо свалился. Ну, думаю, - новичок!
- Я третью неделю здесь, после ординатуры. Детская больница скорой помощи - самый отчаянный выбор. Знаете, все эти травмы у детей... кажется никогда не привыкну. Хотя коллеги, уверяют, что уже через пару месяцев не буду реагировать на крики и плач, "обрасту чешуей". Но если не получится, попрошусь во "взрослую" клинику.
Василий Игоревич слегка улыбается, смотрит в глаза.
- Я надеюсь, что не обрастёте и останетесь здесь. Ни разу в своей жизни я не пожалел, что стал именно детским хирургом. Наша профессия позволяет познать человека как никакая другая. Могу с уверенностью сказать, что всё самое настоящее встречается именно в детях. Страх, боль, отчаяние, смелость, мужество и любовь.
Василий Игоревич молчит несколько секунд, хмурится, рассказывает:

Лет 15 назад, ночью забегает сюда в ординаторскую сестра из приёмного покоя.
- Автодорожка! Пациент тяжелый во второй операционной!
Прибежал, бригада уже собралась, на столе девочка лет шести. Пока одевался и стерилизовался, узнал подробности. В машине была семья из четырех человек. Отец, мать и двое детей: близнецы мальчик и девочка. Больше всех пострадала девочка: удар пришёлся в область правой задней дверцы, там где находился ребёнок. Мать, отец и её брат почти не пострадали - царапины и гематомы. Им помощь оказали на месте.
У девочки переломы, тупые травмы, рваные раны и большая потеря крови.
Через пару минут приходит анализ крови, и вмести с ним известие, что именно третьей положительной у нас сейчас нет. Вопрос критический - девочка "тяжелая", счет на минуты. Срочно сделали анализ крови родителей. У отца - вторая, у матери - четвёртая. Вспомнили про брата-близнеца, у него, конечно, третья.
Они сидели на скамейке в приёмном покое. Мать - вся в слезах, отец бледный, мальчик - с отчаянием в глазах. Его одежда была вся перепачкана кровью сестры. Я подошёл к нему, присел так, чтобы наши глаза были на одном уровне.
- Твоя сестричка сильно пострадала, - сказал я.
- Да, я знаю, - мальчик всхлипывал и потирал глаза кулачком. - Когда мы врезались, она сильно ударилась. Я держал её на коленях, она плакала, потом перестала и уснула.
- Ты хочешь её спасти? Тогда мы должны взять у тебя кровь для неё.
Он перестал плакать, посмотрел вокруг, размышляя, тяжело задышал и кивнул. Я подозвал жестом медсестру.
- Это тетя Света. Она отведёт тебя в процедурный кабинет и возьмет кровь. Тетя Света очень хорошо умеет это делать, будет совсем не больно.
- Хорошо. - мальчик глубоко вздохнул и потянулся к матери. - Я люблю тебя, мам! Ты самая лучшая! - Затем, к отцу - И тебя папа, люблю. Спасибо за велосипед.
Света увела его в процедурную, а я побежал во вторую операционную.
После операции, когда девочку уже перевели в реанимацию, возвращался в ординаторскую. Заметил, что наш маленький герой лежит на кушетке в процедурной под одеялом. Света оставила его отдохнуть после забора крови. Я подошёл к нему.
- Где Катя? - спросил мальчик.
- Она спит. С ней всё будет хорошо. Ты спас её.
- А когда я умру?
- Ну... очень не скоро, когда будешь совсем старенький.

Василий Игоревич произносит последнюю фразу с дрожью в голосе. Молчит минуту.
- Вижу, Сергей Владимирович, вы не очень поняли что особенного тогда произошло. Я тоже осознал не сразу. Несколько часов мучили сомнения, и потом осенило. Много лет прошло, а у меня до сих пор мурашки каждый раз, как я вспоминаю этот день. Мальчик думал, что умрет после того как у него "возьмут кровь". Поэтому он прощался с родителями. Скажете, детская наивность? Ну и что? Он на все сто был уверен в том, что погибнет. Он реально жертвовал жизнью ради сестры. Понимаете, какой подвиг он совершил? Самый настоящий. И никто не заметил. Оставайтесь здесь работать, Сергей Владимирович. Временами будет тяжело, но вы никогда не пожалеете