Автор Тема: Занимательные исторические факты и биографии.  (Прочитано 5172 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн джейран

  • Гл. модератор
  • Наш человек
  • *****
  • Сообщений: 3880
  • Лайков: 4061
  • Карма: 908
Re: Истории из жизни замечательных людей
« Ответ #15 : Март 31, 2016, 11:59:57 am »

Жизнь для других


В Средневековье проказа косила миллионы. Но в 1873 году норвежский врач-эпидемиолог Герхард Хансен идентифицировал возбудителя лепры – бактерию Mycobacterium leprae, а шестью годами позже его коллега Альберт Нейссер сумел выделить ее из организма больного. Наука взяла верх над недугом. Но был и еще один человек, который ценой своей жизни победил проказу в целом государстве и навсегда вписал свое имя в историю. Его звали Дамиан де Вестер, и он был простым священником.
Он родился в 1840 году в бельгийском Брабанте, и при рождении его назвали Иосиф де Вестер. Седьмой ребенок крупного зерноторговца, он окончил школу в городке Брейн-ле-Комте и сознательно избрал путь веры, вступив в католическую конгрегацию Святейших Сердец Иисуса и Марии в городе Левен. Иосиф принял имя брата Дамиана.
Иосиф-Дамиан не заканчивал семинарии, плоховато знал латынь, был непоседлив – все это сильно мешало продвижению по карьерной лестнице. Единственным шансом получить приход было поехать куда-либо на край земли миссионером. И когда забрезжила возможность отправиться священником на Гавайи, Дамиан тут же за нее ухватился. 21 мая 1864 года – уже на Гавайях – Дамиан был рукоположен в сан и отправлен в Северный приход Кохала.

Прокажённые Гаваи

Худшего рассадника опасных болезней, чем Гавайи, в мире практически не было. От сифилиса страдал каждый второй, тиф и инфлюэнца, оспа и холера косили людей направо и налево, но основным бичом была проказа. Монарх королевства Гавайи Камехамеха V всеми силами стремился справиться с болезненным состоянием своего народа. Он вообще был довольно деятельным монархом – ввел новую Конституцию, запретил ввоз и продажу алкогольной продукции на территории островов, построил огромный собор, организовал почту и армию.
В 1865 году Камехамеха издал указ о борьбе с проказой. Была создана отдельная колония-лепрозорий Калаупапа на острове Молокаи, куда сгонялись все больные. От основного населения острова колонию отделяла гряда высоких холмов. Полиция насильно забирала мужчин и женщин, подозреваемых в заболевании проказой, и отправляла их на сборный пункт, где врач решал их судьбу. Если ставился диагноз «проказа», люди отправлялись на «кладбище живых», и к отъезду они должны были подготовиться, как к смерти: сделать завещание, позаботиться о детях. Больных прятали, семьи переселялись в самые глухие деревни, скрывались в потухших кратерах вулканов, даже оказывали вооруженное сопротивление полиции.
Проблема заключалась в том, что больные в колонии не могли себя прокормить. Никто из здоровых не соглашался туда ехать и работать, медицинской помощи прокаженным не оказывалось, социальных прав они не имели, а сбежавшие водворялись обратно или попадали под гневную руку судьи Линча. Кладбищ, церквей, администрации в колонии тоже не было. Первое время королевская администрация снабжала больных едой, но с течением времени поставки прекратились. Когда приезжали новые прокаженные, старожилы сообщали им главный принцип, на котором держалась колония: «Здесь нет никаких законов»

Житие отца Дамиана



Апостольским викарием островов был Луи Дэзирэ Мегрэ, человек строгих взглядов. Он считал, что прокаженные бога недостойны, но в какой-то момент все-таки оповестил местных священников о поиске добровольца для работы в колонии прокаженных. И 10 мая 1873 года Дамиан с молитвенником и маленьким распятием прибыл в деревню, где на тот момент проживало 816 больных. Первые недели он жил под открытым небом, спал под деревом, а ел на плоской скале. А затем взялся за дело.
Сперва он организовал возведение деревянной церкви, затем обустроил кладбище вместо общей ямы, куда раньше сбрасывали мертвецов. Потом основал школу, где преподавал сам, а заодно привлек к преподаванию наиболее образованных больных. Потом он наладил работу нескольких сельскохозяйственных ферм, обустроил склады и местный магазин, создал целый ряд братств и общественных организаций, а также больницу. Он организовал поставку в селение лекарств и одежды, а также всего необходимого для цивилизованной жизни. Он работал в качестве проектировщика, архитектора, землекопа, каменщика, плотника, а также любого другого мастера, в котором была необходимость.
За столом он ел «пой» (мучную похлебку с мясом), макая руку в общую с прокаженными миску; пил из чашек, которые они давали ему; одалживал свою трубку, когда у него просили; играл с детьми, которые, как грозди, висли на нем.
Теперь новые поступающие в колонию больные попадали не в чудовищные условия, где умирали с голоду в течение нескольких недель, а в деревню с четкой инфраструктурой, организованной связью, школами, медицинскими учреждениями, дорогами и маленьким портом. Дамиан сумел организовать даже постройку водопровода, которого на Гавайях не знали никогда.

Внезапная слава


Отец Дамиан обнаружил у себя проказу в декабре 1884 года, когда принимал ванну. Он опустил ногу в слишком горячую воду – и ничего не почувствовал.
К этому моменту жалкие хижины были заменены на крепкие деревянные и каменные дома, колония жила чуть ли не богаче, чем остальная часть страны, а отец Дамиан был известен на весь мир. В 1885 году в колонию прибыл известный японский врач, специалист по заразным болезням Масанао Гото. Гото был так впечатлен самоотверженностью священника, что остался на Молокаи до конца своих дней. Он стал одним из лучших друзей Дамиана и внес огромный вклад в разработку терапии для страдающих проказой.
Но при этом огромное количество людей Дамиана терпеть не могло. В 1881 году ему в помощь после многочисленных просьб, прислали еще одного священника. Тот, в основном, отметился написанием доносов, в которых утверждал, что Дамиан возгордился, считает себя чуть ли не Богом и опасен для Рима.
В последние годы жизни отец Дамиан был особенно активен. Он точно электрическая розетка подпитывал собой существование колонии. В 1886 году несколько волонтеров прибыли для помощи слабеющему Дамиану. Отец Дамиан слабел. 23 марта 1889 года он не смог подняться с постели и больше уже не вставал до самой смерти. 30 марта он официально передал свои обязанности другим людям, 2 апреля его соборовали, а 15 апреля 1889 года отец Дамиан скончался. Его похоронили под тем же самым деревом панданом, под которым он провел по легенде первую ночь после прибытия в колонию.

Памяти пастыря



Сразу после кончины Дамиану де Вестеру поставили памятник в Гонолулу, а в 1936 по указанию бельгийского правительства его тело было эксгумировано и перевезено в Левен – город, ближайший к той деревне, где некогда родился Иосиф де Вестер. Правда, на этом приключения останков священника не закончились, - в 1995 году фрагменты его правой руки были возвращены на Гавайи, где снова были захоронены в первоначальной могиле на Молокаи.
11 октября 2009 года отец Дамиан был канонизирован католической церковью. Святой Дамиан считается покровителем прокаженных, больных ВИЧ или СПИД, а также всего штата Гавайи.
Когда Гавайи как штат США получили право на установку в Капитолии статуй двух самых выдающихся людей в своей истории, то жители выбрали великого короля Камехамеха и отца Дамиана де Вертера. Отец Дамиан официально признан величайшим уроженцем Бельгии за все времена, «обойдя» Андрея Везалия и Питера Пауля Рубенса, о нем снято несколько фильмов и написано множество книг.
А он просто спасал людей.

Тим Скоренко

Оффлайн джейран

  • Гл. модератор
  • Наш человек
  • *****
  • Сообщений: 3880
  • Лайков: 4061
  • Карма: 908
Re: Истории из жизни замечательных людей
« Ответ #16 : Апрель 02, 2016, 10:23:22 am »
Открывая завесу будущего


Колода Таро – с чем ассоциируются эти слова? С черным глазом мудрой гадалки, выкладывающей карты одну за другой, открывая таинство будущего? С древним Китаем, где в 12 веке появились таблички из кости, с помощью которых давались ответы на все вопросы, или с Древним Египтом, чьи жрецы запечатали в арканах великое знание?
В наш век пришло множество всевозможных колод Таро, среди которых самая популярная – колода Рейдера-Уйэта, чье название несправедливо опускает третье имя полноправного соавтора – художницы Памелы Смит. Рейдер был, говоря нынешним языком, спонсором издания колоды, истинных ее авторов была два: Артур Уйэт, вдохновитель и идеолог, и Памела Смит, талантливый исполнитель.


Артур Уэйтс

Артур Эдвард Уэйт родился 2 октября 1857 года в США. Отец – капитан американского морского флота Чарльз Ф. Уэйт, мать – Эмма Ловелл, дочь солидного английского купца. Проживая в Новом Свете, они не оформили законный брак, что сыграло в дальнейшем зловещую роль. Во время очередного рейса отец погиб в море, и матери с новорожденной дочерью и годовалым Артуром пришлось возвращаться в родную Англию. Англия, как и семья Ловеллов, встретила их нелюбезно: дочь не состояла в браке, а потому ее дети являлись незаконнорожденными. Перед Эммой оказались закрытыми все двери, включая двери родного дома. Началась черная полоса жизни: нищета лондонских окраин, невозможность для малыша Артура получить полноценное образование. Разумеется, их не приняла и официальная англиканская церковь, и отдушиной для грешницы Эммы и ее детей стало католичество.
Все, что ни происходит – к лучшему. Артур очень рано показал себя духовной личностью. Влюбленный в красоту и величие католических служб, он всерьез собирался стать священнослужителем, в тринадцать лет поступив в колледж святого Карла. Но его истовую веру подорвала смерть любимой сестры. Артуру было 17 лет, и трагедия открыла для него первую дверь в неизведанное, открыв учение – спиритуализм: он пытался вызвать дух сестры. И пусть те сеансы не дали мира и покоя его душе, главным итогом стало то, что юноша с головой ушел в изучение тайных наук, часами просиживая в Британской библиотеке, штудируя труды по мистицизму и оккультизму, каббале и алхимии.
Он легко усваивал материал духовного наследия человечества и развивал свои теории, давая собственное толкование обрядам церемониальной магии, добру и злу. «Как есть дверца в душе, которая открывается Богу, так есть и другая дверца, которая открыта всему худшему, и нет никакого сомнения, что дьявол овладевает душами тех, кто оставляет ее открытой», – напишет он позже в своем труде «Церемониальная магия».
Как мифические рыцари Круглого Стола, он всю жизнь искал свою Чашу Грааля, отстаивая путь мистика, но не мага: «Маг действует, мистик – познает».
Герметический орден Золотой Зари, Ряды Вольных Каменщиков, Общество Розенкрейцеров – он прошел все эти ступени и создал свои сообщества: Исправленный Обряд Ордена Золотой Зари, на смену которому пришло Братство Розы-Креста.
Артур Уэйт оставил после себя множество трудов, и все-таки главная память о нем – колода Таро, в которой каждый аркан, кажется, имеет свою душу, бессловесно раскрывая будущее.
У этой колоды есть несколько четких отличий от канонов. Во-первых, как и его учитель Мазерс, Уэйт перенес нулевой аркан Шут на место перед первым арканом – Магом. «Солнце, сияющее у него за спиной, знает, откуда он пришел, куда идет и как вернется другим путем много дней спустя, – так говорит он об этом аркане в книге «Иллюстрированный ключ к Таро». – Это Дух в поиске Опыта. В этой карте собраны воедино многие символы Мистерий, что с высокой степенью достоверности опровергает все прежние ошибки и недоразумения».
Он также, без лишних объяснений, поменял местами арканы Сила (одиннадцатый аркан в других колодах, у Уэйта он идет за № 8 и Справедливость (№ 11 вместо № 8  ) Отличается и его аркан Влюбленные: в нем, как и в трактовке, полностью отсутствует тема выбора. Уэйт оставил лишь одно значение – любовь: «Это карта человеческой любви во всей ее простоте, каковая представлена здесь как составная часть пути, и истины, и жизни».
Каждому аркану Уэйт дал подробнейшую характеристику и над каждым работал днями и ночами, словно трепетно создавая нечто живое, наделяя энергией и душой. Каждая, самая мельчайшая деталь старших арканов его колоды имеет значение и смысл, каждый аркан соответствует определенной букве древнееврейского алфавита.
Колода Райдра-Уэйта-Смит отличается от остальных еще и тем, что символическими картинками обозначены не только старшие, но и все 56 младших арканов. И в том вклад второго полновесного автора – художницы Памелы Колман Смит.

Пикси - краски таинственной Ямайки

Памела Колман Смит также родилась в Америке и также в не совсем обычной семье: ее мать, актриса с корнями Ямайки, была на десять лет старше своего супруга-британца, который занимался торговлей и в чьей семье также были театральные артисты. Малышка Пикси, как звала ее тетушка со стороны отца, британская театральная актриса, с самого детства отличалась не только яркой внешностью, но и необычным внутренним миром: он не просто видела людей и предметы, но и радугу их душ - ауру. Будучи совсем крохой, Пикси слушала сказки, которые рассказывал ей ямайская няня и видела их в красках и движении; все переживая душой и сердцем, она могла предвидеть будущее и ощущать душу предметов, будь то декорации театральных спектаклей или случайно попавшее ей в руки письмо. Именно потому в серой скучной Англии она искала необычные сообщества и необычных людей, в конце концов, оказавшись в числе членов Ордена Золотой Зари. Здесь она и познакомилась с Артуром Уэйтом, который предложил ей создать свою, уникальную колоду Таро – ту самую, что оставила память о ней.
Работа этого творческого тандема длилась едва ли не целый год. Уэйтс работал только над старшими арканами, по нескольку раз заставляя Пикси переделывать рисунки, дополняя их необходимой символикой и убирая все лишнее на его взгляд. А вот младшие арканы он целиком отдал на усмотрение Пикси; она часами не выходила из Британского музея, где как раз выставлялась средневековая колода Соло-Боска, тщательно изучая рисунки старинных карт. В итоге рождались ее собственные, авторские младшие арканы, наделенные символами и значением.
В муках и спорах, в видениях и откровениях родилась самая популярная на сегодня колода Таро – колода Райдера-Уэйта-Смит. Повторимся: фамилия Памелы Смит с самого начала «опускалась» в названии, по большей части из-за того, что в те годы женщины Британии были бесправны. В какой-то мере это стало символом: талантливая, неординарная художница, прожив яркую творческую жизнь, умерла в нищете и была похоронена в общей могиле. И если в память о Уэйте осталось множество книг и трудов, то память об улыбчивой одиночке Пикси – лишь в рисунках арканов Таро, которые, если очень захотеть, вполне могу заговорить…



Любимый расклад - Кельтский Крест


Из всех раскладов Артур Уэйт отдавал предпочтение Кельтскому кресту. В нем – все: и вчера, и сегодня, и таинственное завтра. Его версия трактовки расклада вошла составной частью в работу «Иллюстрированный ключ к Таро» и стало частью школы Таро Уэйта. «Если же говорить о словесном значении Старших Арканов, то их описания составлены так, чтобы читатель смог отмести прочь все, связанные с ними, ложные толкования; чтобы тот, кто наделен даром интуиции, сумел найти верный путь; и чтобы – в пределах моих скромных возможностей – придать им максимальную достоверность», – отметил он в первых строках труда.
Приобретая для себя колоду Таро Рейдера-Уэйта-Смит, познакомьтесь с каждым арканом и попросите рассказать ваше будущее. Удастся вам настроиться на нужную волну – и карты, в которых есть частица душ Артура Уэйта и Памелы Смит, непременно заговорят…

Валентина Гутчина

Оффлайн cherry

  • Гл. модератор
  • Живу я тут
  • *****
  • Сообщений: 7499
  • Лайков: 4651
  • Карма: 1232
Re: Истории из жизни замечательных людей
« Ответ #17 : Апрель 02, 2016, 02:33:44 pm »
О русском лингвисте Кнорозове, расшифровавшем письменность индейцев майя

Юрий Валентинович Кнорозов (1922—1999). Основатель советской школы майянистики, расшифровавший письменность индейцев майя, доктор исторических наук, кавалер ордена Ацтекского орла (Мексика) и Большой золотой медали (Гватемала).


В самой середине ХХ века жил в Петербурге молодой человек по имени Юрий Кнорозов. Был он лингвистом, специалистом по древним языкам. А домом ему служила маленькая комнатка, заполненная книгами до самого потолка, в знаменитом петербургском музее — Кунсткамере. Кнорозов разбирал музейные экспонаты, пострадавшие от недавней страшной войны, а в свободное время изучал странные рисунки древних индейцев майя.



Юрий заинтересовался их разгадкой, прочитав работу авторитетного немецкого исследователя Пауля Шелльхаса, заявившего, что письменность индейцев майя, создавших в экваториальных джунглях Америки поразительную тысячелетнюю цивилизацию, навсегда останется нерасшифрованной. Кнорозов не согласился с немецким учёным. Молодой лингвист воспринял проблему расшифровки письменности майя как личный вызов: каждая загадка должна иметь отгадку!

Конечно, капитулировать перед секретом индейских иероглифов нельзя, но как разгадать смысл этих странных округлых рисунков?
Судьба улыбнулась молодому учёному. В один прекрасный день Юрий нашёл среди старых книг, уцелевших от огня войны, два редчайших тома: «Кодексы майя», изданные в Гватемале, и «Сообщение о делах в Юкатане» Диего де Ланды.
История этих книг уходила корнями в далёкое и драматическое прошлое.
В 1498 году Христофор Колумб открыл Америку — новый континент, богатый золотом, землёй, людьми и разными диковинами. В Новый Свет хлынули испанские конкистадоры (см. «Наука и жизнь» № 9, 2009 г., c. 86). Огромные государства инков и ацтеков рухнули под ударами дерзких пришельцев, закованных в металлические латы и скачущих на удивительных животных, называемых лошадьми. Ружья испанцев, которые рождали гром и убивали на расстоянии, казались индейцам орудием богов. Вместе с солдатами в Америку прибыли католические монахи — обращать новые языческие народы в христианскую веру. Эти священники стали фактическими правителями новых земель.


На полуостров Юкатан, населённый индейцами майя — интеллектуалами доколумбовой американской цивилизации, испанцы высадились в 1517 году, но, в отличие от инков и ацтеков, майя упорно сопротивлялись завоевателям. Лишь тридцать лет спустя испанцы овладели Юкатаном, правда, сражения с непокорными индейцами в дальних провинциях продолжались ещё почти двести лет.



В 1549 году на Юкатан прибыл монах-францисканец Диего де Ланда. Он рьяно взялся искоренять язычество и ересь среди индейцев. Монаха возмущали принятые среди индейцев приношения в жертву богам живых людей. Он решительно насаждал христианскую религию, используя пытки и костры, на которых сжигали непокорных.

Цивилизация майя насчитывала четыре тысячелетия. У индейцев были своя письменность и даже библиотеки рукописных бумажных книг, называемых кодексами. Кодексы не имели переплёта и складывались гармошкой.

Де Ланда писал про индейцев майя:
«Эти люди употребляли также определённые знаки или буквы, которыми они записывали в своих книгах свои древние дела и свои науки. По ним, по фигурам и некоторым знакам в фигурах, они узнавали свои дела, сообщали их и обучали. Мы нашли у них большое количество книг с этими буквами, и, так как в них не было ничего, в чем не имелось бы суеверия и лжи демона, мы их все сожгли; это их удивительно огорчило и причинило им страдание».


Епископ Диего де Ланда, сжигая книги майя, которые рассказывали не только об истории и астрономии, но и об языческих богах, поступал в согласии со средневековыми обычаями церкви. Архиепископ Мехико дон Хуан де Сумаррага складывал костры из рукописных книг ацтеков, испанский кардинал Хименеса велел сжечь 280 тысяч томов из библиотеки Кордовы, собранной арабами. Но история жестоко наказывает людей, сжигающих книги. Века инквизиции закончились утратой влияния церкви.

Диего де Ланда практически уничтожил всю литературу индейцев майя. Сегодня в мире осталось всего три кодекса. Эти рукописные книги хранятся в мадридском, дрезденском и парижском музеях как бесценные реликвии.

Индейцы прятали от инквизиторов свои кодексы в гробницах и пещерах, но там их губил влажный экваториальный климат. Слипшиеся в известковые комки древние кодексы из индейских гробниц ещё ждут своих исследователей. Технологии будущего должны помочь раскрыть и прочитать хрупкие страницы. Эти непрочитанные книги смогут многое рассказать об интереснейшей древней культуре индейцев.

Диего де Ланду поразила цивилизация майя. Он вёл записи о нравах и обычаях майя и даже попробовал с помощью грамотных индейцев установить соответствие между испанским алфавитом и иероглифами майя, которые он принимал за буквы индейского алфавита. Записи Ланды нашёл в испанских архивах и опубликовал триста лет спустя французский исследователь Брассёр де Бурбур.

Книга, написанная епископом Ландой, и кодексы майя, избежавшие сожжения на кострах, разведённых по его же воле, вызвали ожесточённые споры среди современных лингвистов. Ланда записал три десятка иероглифов майя в качестве букв алфавита, но исследователи вскоре поняли, что индейские иероглифы не могли быть буквами — их слишком много. И хотя индейцев майя к ХХ веку уцелело немало, среди них не осталось никого, кто знал бы древнюю письменность и мог бы помочь учёным.

Главным специалистом в мире по расшифровке письменности майя считался Эрик Томпсон — американский учёный британ-ского происхождения. Он много сделал для раскрытия тайн цивилизации майя. Даже в свадебное путешествие они с женой отправились в американ-ские джунгли, верхом на мулах, выбрав маршрут так, чтобы попутно исследовать развалины древнего города майя.

Томпсон отвергал мысль о том, что иероглифы майя представляют собой буквы или слова. Он считал их символами, картинками, которые выражают идеи, а не звуки. Например, красный свет светофора — символ, который не соотносится со звуком. Его нельзя произнести, но, подобно иероглифам майя, он сообщает идею: идти через дорогу нельзя.


Символическая теория Томпсона превращала расшифровку иероглифов майя в практически невыполнимое дело — попробуйте достоверно догадаться, какой символический смысл вкладывали индейцы в каждый из многих сотен своих рисунков! Томпсон с большим пренебрежением относился к книге епископа Ланды: «Знаки, которые приводит де Ланда, — недоразумение, путаница, глупости... Можно растолковывать отдельные рисунки. Но вообще письменность майя никто и никогда не сможет прочитать!..»

Мало того, что теория Томпсона была ошибочна, она мешала расшифровке иероглифов майя ещё и тем, что учёный, будучи мировым авторитетом, не терпел в майянистике инакомыслящих. Случалось, выступит какой-нибудь лингвист против теории Томпсона — и вскоре оказывается безработным.

Но судьба Кнорозова от мнения Томпсона не зависела. Юрия не устраивала американская символическая теория, и он несколько лет ломал голову над разгадкой тайны рисунков майя.

Кнорозов засыпал в своей маленькой комнатке утомлённый дневной работой и размышлениями, и ему снился берег Карибского моря. Индейцы сидят у костров, что-то рассказывают друг другу, смеются. Юрий напряжённо вслушивается в их речь, пытаясь различить знакомые слова, — и не может. Как ему хотелось попасть в страну майя и побродить среди развалин индейских храмов! Казалось, сама древняя земля индейцев подскажет всё время ускользающий ключ к расшифровке индейских иероглифов. Но мечта о поездке в Центральную Америку была в те времена совершенно несбыточной. Молодому учёному приходилось пользоваться тем, что было в его распоряжении.

Кнорозов внимательно изучил книгу Ланды. Монах старательно записывал факты, но почему же он так напутал с алфавитом майя? Да потому, что был малообразованным человеком и вряд ли имел представление о других видах письменностей. К тому же, пробуя соотнести иероглифы майя с хорошо знакомым латинским алфавитом, де Ланда привлёк в помощники индейцев.

Молодой исследователь представил себе, как это было. Он словно услышал разговор двух людей: одного — смуглого и полуголого, другого — бледного, в тёмной глухой одежде.

— Вот испанский алфавит... — епископ произносит вслух названия первых букв латинского алфавита. — Теперь напиши мне знаки вашего языка, соответствующие этим буквам!

Индеец майя угрюмо слушает монаха. Он ненавидит епископа-пришельца, который беспощадно уничтожает книги и культуру его народа. Индеец понимает, что епископ требует невыполнимого — у майя нет трёх десятков букв, из которых можно составлять слова, как это делают европейцы.

Усмехнувшись, индеец выполняет требование епископа на свой лад. Он прислушивается к названиям латинских букв и записывает тот иероглиф майя, который звучит примерно так же, как звуки, вылетающие изо рта епископа, — каждая буква любого алфавита при назывании превращается в слог: буква К — в «ка», а буква Л — в «эль». Вот индеец и привёл наи-более близкие к звучанию этих слогов
иероглифы.

— Хорошо! — хвалит епископ своего помощника, который мысленно над ним потешается. — Теперь напиши какую-нибудь фразу.

Помощник выводит: «Я не могу».

Мы никогда не узнаем, что имел в виду индеец майя — невозможность выполнить требования епископа либо объяснить ему принципы языка майя, или эти слова выражали просто крайнюю усталость...

Кнорозов словно очнулся ото сна. Он понял, что индеец передал иероглифами звучание названий латинских букв! Тем самым он послал сообщение через века — вот так произносятся некоторые иероглифы майя. Звуки речи или фонетика — вот ключ к разгадке письменности майя, и он хитро скрыт в книге недалёкого варвара Ланды. Тем самым книга хоть частично восполняет тот урон, который неистовый монах нанёс мировой культуре, сжигая бесценные книги древней цивилизации.

Кнорозов опубликовал статью, в которой предложил новый принцип расшифровки иероглифов майя. Молодой учёный обосновал идею, что иероглифы майя можно читать вслух. Каждый из них соответствует не предмету или букве, а отдельному слову или слогу, а из слогов можно составить множество слов, обозначающих оленя, собаку, дом или имя друга. Эти слова можно произнести, можно спеть, выкрикнуть или шепнуть. Звучание их можно сопоставить с тем языком, на котором говорят современные майя. Помогло расшифровке и то, что Юрий знал слово «какао»: на фреске майя индеец держал чашку с какао и она была подписана иероглифами.



Теория русского лингвиста вызвала бурю негодования у Томпсона. Работа Юрия Кнорозова обесценивала труд всей жизни американского исследователя — только что выпущенный каталог с полным собранием иероглифов майя и их интерпретацией как символических рисунков. Между двумя учёными разгорелась ожесточённая полемика на страницах научных журналов. За ней пристально следили другие исследователи, ломавшие голову над индейскими иероглифами, найденными не только в бумажных кодексах, но и на каменных руинах сотен городов майя в джунглях Юкатана.

Томпсон спорил не только с Кноро-зовым — в среде американских исследователей он, будучи авторитетом номер один, тоже старательно выпалывал ростки инакомыслия. Но истина всегда побеждает.



Кнорозов подготовил кандидатскую диссертацию о расшифровке письменности майя. Работа была настолько впечатляюща, что молодому учёному присвоили звание не кандидата, а сразу доктора наук. Его теория давала способ прочтения любых текстов майя, превращала расшифровку индейской письменности в реальность.

Постепенно даже американские сотрудники Томпсона признали справедливость трактовки русского учёного. Исследователь индейских городов Татьяна Проскурякова с помощью метода Кнорозова сумела прочитать иероглифы, найденные на каменной стене в древнем городе Паленке. Они оказались жизнеописанием правителей майя.

К Юрию Валентиновичу Кнорозову пришло мировое признание: в России он получил Государственную премию, президент Гватемалы пригласил его посетить земли древних индейцев и вручил Большую золотую медаль, а президент Мексики наградил русского учёного серебряным орденом Ацтекского орла — высшей наградой для иностранцев. Но важнее всего было то, что сбылась мечта Кнорозова — он своими глазами увидел страну древних майя. Сидя на берегу тёплого моря под шелестящими пальмами, учёный смотрел на южные звёзды и был счастлив.

Томпсон, не соглашавшийся с теорией Кнорозова, написал коллегам гневное письмо, в котором предрёк, что к 2000 году его символическая трактовка иероглифов майя полностью победит фонетическую теорию Кнорозова. Письмо было опубликовано в 2000 году, уже после смерти Томпсона и Кнорозова, но к этому времени все учёные мира признали правоту русского лингвиста, который вернул язык онемевшей цивилизации майя — грандиозной и уникальной.

Благодаря труду Кнорозова мы узнали имена реальных людей, живших тысячелетия назад: художников и скульпторов, императоров и жрецов. Древние индейцы выращивали урожай, разгадывали тайны небосвода, защищали родные города от врагов (см. «Наука и жизнь» №№ 10, 11, 2010г.). Они заслужили своё право остаться в истории мира, и помог им в этом тысячелетие спустя один молодой человек, живший в тихой музейной комнатке в Санкт-Петербурге.

***

Индейцы майя — жители Центральной Америки. Высокоразвитая цивилизация майя, зародившаяся за две тысячи лет до нашей эры, достигла значительных высот в архитектуре, математике, астрономии и литературе. Просуществовала до прихода испанских и португальских завоевателей Нового Света — конкистадоров (конец XV — начало XVI века).

Инки — индейцы Южной Америки. Крупнейшая Инкская империя (XI—XVI века) располагалась на западном побережье Южной Америки и насчитывала 20 миллионов подданных. В 1572 году государство инков уничтожили испанские конкистадоры.

Ацтеки — народ Центральной Америки численностью 1,5 миллиона человек. Они образовали мощную Ацтекскую империю, достигшую расцвета в XIV—XVI веках. Называли себя «мешика» — откуда произошло современное «мексиканец». На месте древней столицы ацтеков Теночтитлана сейчас располагается Мехико — столица Мексики.

Пауль Шелльхас (1859—1945) — известный немецкий лингвист и исследователь цивилизации майя.

Диего де Ланда (1524—1579) — второй епископ Юкатана. Автор рукописной книги «Сообщение о делах в Юкатане» (1566), которая содержит много важных сведений о цивилизации майя. Сжёг практически все рукописные книги майя.

Брассёр де Бурбур (1814—1874) — французский историк и лингвист, в 1862 году обнаруживший в архивах Мадрида рукопись книги де Ланды и опубликовавший её.

Эрик Томпсон (1898—1975) — англо-американский археолог и лингвист. Известный исследователь индейских цивилизаций Центральной Америки и основатель американской школы майянистики.

Татьяна Проскурякова (1909—1985) — американский археолог и лингвист, исследователь культуры майя. Родилась в России, в Томске. Специально приезжала в Россию, чтобы встретиться с Юрием Кнорозовым.


Источник (Наука и жизнь, Сказка о русском лингвисте Кнорозове, расшифровавшем письменность индейцев майя) + материалы из Википедии
Нужно только задаться вопросом - и жизнь сама подарит на него ответ.




Оффлайн Лора Палмер

  • Модератор
  • Продвинутый
  • *****
  • Сообщений: 1127
  • Лайков: 559
  • Карма: 180
  • Таро, вуду, деревенская магия.
Re: Истории из жизни замечательных людей
« Ответ #18 : Апрель 14, 2016, 04:46:12 pm »
Эдмунд Кемпер — маньяк с интеллектом гения.

Эдмунд Кемпер с самого детства подвергался преследованиям со стороны матери. Неудивительно, что он вырос с мечтой о насилии и не признавал секса без убийства. Ему было всего 15 лет, когда он убил собственных бабушку с дедушкой. Тогда он впервые понял, что вид крови и мертвых тел его сильно возбуждает. Шесть лет Кемпер провел в психиатрической лечебнице закрытого типа. Но потом его посчитали излечившимся и выпустили на свободу, где он стал вымещать детскую злобу на незнакомых девушках. Последним смертельным случаем его кровавой серии стало убийство собственной матери и ее подруги, после чего он сам позвонил в полицию и сдался.

«Я ХОТЕЛ ПОЧУВСТВОВАТЬ, КАКОВО УБИВАТЬ…»
Эдмунд Эмиль Кемпер Третий (так его называли потому, что его имя полностью повторяло имя отца и деда) родился 18 декабря 1948 года в городе Бэрбэн, в Калифорнии. В семье, которую нельзя было назвать благополучной. Отец и мать Кемпера частенько дрались между собой. В такие моменты Эдмунд и две его сестры прятались в подвале.
Кемперу было лет шесть, когда он придумал странную игру. Как будто он преступник и его казнят на электрическом стуле. Тогда же впервые у Эдмунда проявились первые признаки немотивированной агрессии. Если сестры отказывались с ним играть, он отрывал головы их куклам. Но очень скоро ему показалось этого мало. И он убил и расчленил двух кошек.
В возрасте десяти лет Эдмунда стали запирать на ночь в подвале. Его мать, испуганная ранним развитием и ростом собственного сына (когда он стал взрослым, его рост достиг 2 м 10 см), стала опасаться, что тот может вступить в сексуальные отношения с сестрами. Отдельной спальни для мальчика в доме не нашлось, и для этих целей приспособили подвал возле котельной. А когда Кемперу исполнилось 15 лет, мать вообще отправила его к бабушке с дедушкой.
Более полугода Эдмунд жил на ферме, в живописном районе Калифорнии. Но, как оказалось, эта идиллия не нравилась подростку. 27 августа 1964 года абсолютно немотивированно он застрелил свою бабушку. А чуть позже и деда, который в момент убийства жены на ферме отсутствовал. После второго убийства Эдмунд позвонил шерифу.
— Зачем ты это сделал? — поразился шериф, когда убедился, что телефонное признание подростка не шутка.
— Я просто хотел почувствовать, каково это — убить их, — спокойно пожал плечами Кемпер.
Его признали невменяемым и поместили в психиатрическую клинику закрытого типа в городе Атаскадеро.

ТЮРЕМНЫЕ УНИВЕРСИТЕТЫ
Так Кемпер оказался среди извращенцев и маньяков всех мастей. Но его задевать никто не пытался. В 15 лет он вымахал под два метра и весил более ста килограммов. Но при этом был умным и сообразительным мальчиком. В результате чего его даже официально назначили помощником физиолога и приписали к психологической лаборатории.
Ему очень нравилось присутствовать на беседах психологов с пациентами клиники. Особенно Кемпера интересовали истории про всевозможные изнасилования. Скорее всего именно в клинике он пришел к выводу, что секс невозможен без насилия. Но свои мысли Эдмунд научился очень неплохо скрывать. А еще в больнице он пришел к мысли, что если сам совершит преступление, то ни в коем случае не попадется. Ведь он намного умнее всех, с кем ему приходилось общаться! Кстати, он был недалек от истины. Уже после второго ареста правоохранительные органы проведут тесты и выяснится, что IQ маньяка приближается к 150 пунктам, тогда как у большинства людей IQ колеблется в диапазоне 100—110.
Но чтобы не попасться, необходимо было придерживаться определенных правил, которые Кемпер сам же и разработал. Врачам не дано было заглянуть в мысли маньяка, а его поведение свидетельствовало о том, что он вылечился. В 1969 году надзорная комиссия посчитала его неопасным и отпустила под надзор матери. Та к этому времени заняла должность помощника ректора Университета Санта-Клара, и Кемпер переезжает в городок Аптос.
Однако убивать он стал далеко не сразу. Он все равно считался опасным, а потому был под надзором полиции. Но в 1971 году надзорное дело в отношении Кемпера было закрыто. Хотя обычно за потенциально опасными американская полиция наблюдает минимум лет пять. Но в Аптосе шериф пошел навстречу матери Кемпера, которая и ходатайствовала о снятии надзора. Чем и подписала смертный приговор самой себе и еще семи женщинам.

ПОЛИЦЕЙСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ
Разрабатывая план первого убийства, Кемпер постарался учесть все случайности, чтобы не попасться в полицию. Он устроился работать в дорожную службу разметчиком, завел массу знакомств среди полицейских. На фоне большинства представителей молодежи, которая в те времена повально увлекалась панк-движением, хипповала, курила марихуану и вела раскованный образ жизни, Кемпер производил приятное впечатление. Он не курил, носил короткую стрижку, угощал полицейских пивом и вообще был «своим парнем». Так что полицейские не стеснялись при нем разговаривать на профессиональные темы. А Эдмунд жадно впитывал все нюансы работы полиции.
Именно под влиянием этих разговоров Кемпер отказался от мысли знакомиться с жертвами в барах, после чего вести их домой. При таком варианте оставалось слишком много свидетелей. И маньяк решил подбирать девушек на дорогах.
В 1972 году Кемпер купил автомобиль, хотя до этого ездил на мотоцикле. Машину маньяк оборудовал новейшей радиостанцией, которая могла настраиваться на полицейскую волну и волну дальнобойщиков. Кемпер считал, что ему будет не лишним знать о дорожной обстановке, чтобы не быть остановленным полицией в самый неподходящий момент.
Некоторое время он колесил по дорогам Калифорнии, подвозя случайных попутчиков. Но ему постоянно что-то мешало. А 7 мая 1972 года на автовокзале в Беркли он подобрал двух девушек. Это были Мэри Энн Пеше и Анита Лучес, которые приехали в Калифорнию из другого штата. На вокзале больше никого не было, и Кемпер решил, что пришел его час.
Он завез девушек в пустынное место и набросился на Мэри Энн. Сковав ей руки наручниками, Кемпер накинул на голову девушке полиэтиленовый пакет. Он не раз видел, как именно таким образом гангстеры пытают своих жертв. Но оказалось, что фильмы врут. Девушка с легкостью прокусила пакет, обеспечив себе доступ воздуха. Тогда маньяк взял нож и нанес несколько ударов в грудь и живот, после чего перерезал девушке горло.
Анита, сидевшая на заднем сиденье, с ужасом смотрела на происходящее. Вполне возможно, что у нее был шанс спастись, если бы она выскочила из машины в тот момент, пока Кемпер боролся с Мэри Энн. Сам маньяк после ареста утверждал, что у второй девушки действительно была такая возможность, но та просто оцепенела от увиденного. Она попыталась сопротивляться лишь тогда, когда Кемпер стал выволакивать ее из машины. Но силы были явно не равны.
Тела обеих девушек маньяк уложил в багажник и повез к себе домой. Разложив на полу полиэтилен, чтобы не запачкать квартиру кровью, Кемпер отрезал обеим девушкам головы, после чего разрезал животы и долго изучал внутренние органы. Достоверно не известно, занимался ли Кемпер сексом с трупами. Но на следствии он утверждал, что ни разу в жизни не вступал в сексуальные отношения с живыми.
После того как любопытство (а возможно, и похоть) маньяка были удовлетворены, он отвез тела девушек в горы. Обеих он закопал в разных местах, а головы выкинул в каньоны. Он рассчитывал, что даже если трупы найдут, то без голов идентифицировать их будет затруднительно. Но он не учел фактор случайности.
«Я ЛЕТАЛ НА КРЫЛЬЯХ… ПОСЛЕ УБИЙСТВА»
В августе 1972 года группа альпинистов, которая приехала в калифорнийские горы для тренировок, нашла человеческую голову. Череп был фактически без кожного покрова, но имел темные волосы средней длины. К тому времени Анита и Мэри Энн были объявлены в розыск. А цвет и длина волос совпадали с приметами Мэри Энн. Нижняя челюсть найденной головы сохранилась хорошо. И дантист Мэри Энн уверенно опознал зубную карту девушки.
Узнав о том, что голова девушки найдена и опознана, Кемпер сильно обеспокоился. Он-то рассчитывал, что девушек никогда не найдут. От своих друзей полицейских он узнал, что следы девушек терялись именно в Беркли. А ведь автомобиль Кемпера могли видеть свидетели. Но к нему никто так и не пришел с вопросом, что он делал на автовокзале Беркли 7 мая.
И все-таки маньяк решил на некоторое время затихнуть. Но 14 сентября 1972 года, увидев вечером на остановке в том же Беркли миниатюрную японку, не удержался. Огромный Кемпер вообще питал слабость к миниатюрным женщинам.
15-летняя Эйко Ку ехала в Сан-Франциско на занятия в хореографической студии. Кемпер предложил ее подвезти, и девушка согласилась. Во время поездки маньяк рассказал девушке слезливую историю о том, что его бросила девушка и теперь он мечтает о самоубийстве. Доверчивая японка принялась утешать Кемпера, что сильно развлекало маньяка.
Он завез девушку в горы и вволю поиздевался над ней. Он душил, избивал ее ногами, а в конце еще и изнасиловал уже бездыханное тело. Труп он опять отвез к себе домой, долго рассматривал, а ночью положил к себе в кровать.
На следующий день Кемперу было необходимо посетить психиатра. Хотя полицейский контроль с него сняли, но медицинский пока оставался. Утром маньяк отрезал у девушки голову и руки, положил в багажник и поехал к врачу. По его собственным словам, он испытывал ни с чем не сравнимое вдохновение.
Психиатру состояние пациента понравилось, и он принял решение освободить его из-под медицинского контроля. С этого момента в мозгу Кемпера окончательно угнездится мысль о том, что убийство обязательно связано с чем-то хорошим и радостным.
Руки и голову Эйко, помня неудачу с Мэри Энн, он выбросил в океан. А тело закопал в горах.

БЕЗНАКАЗАННОСТЬ
После исчезновения Эйко (и опять в Беркли!) полиция штата принялась за поиски похитителя весьма усердно. Кемпер, который знал, что в таких случаях тщательно проверяют ранее судимых (а ведь на нем «висело» двойное убийство), надолго затих. Но к нему так никто и не пришел. И маньяк полностью уверился в своей неуязвимости и удачливости. Он обнаглел настолько, что 8 января 1973 года вполне официально купил пистолет 22-го калибра. Причем воспользовался собственными, а не поддельными документами.
«Если хочешь что-то спрятать, то положи на видное место» — так он объяснил свой поступок.
И оказался прав. В полиции никто не обратил внимания на то, что признанный виновным в двойном убийстве Кемпер стал владельцем оружия. Да они и не проверяли все карточки, которые заполняют покупатели оружия. Хотя обязаны это делать.
А маньяк, ставший счастливым обладателем оружия, решил проверить его в действии. Сел в машину и поехал по дорогам Калифорнии. Возле городка Уотсонвилл он увидел голосующую женщину. На дороге никого не было, и Кемпер решил, что момент проверить пистолет очень удачный. Он посадил в машину девушку, это была Синди Шелл, и отвез ее в пустынное место, после чего выволок из автомобиля и выстрелил ей в голову. Затем обернул труп в полиэтилен, погрузил в багажник и поехал домой.
В то время он ушел с работы и жил вместе с матерью. А потому на ночь Кемпер оставил труп в багажнике своей машины. И только когда утром его мать ушла на работу, он выволок тело Синди и отнес его к себе в комнату. Несколько раз изнасиловав уже мертвое тело, маньяк отнес его в ванну и принялся за разделку. Он прекрасно знал, что пуля может стать серьезной уликой, а потому ее надо извлечь из тела. С этой целью он не просто отрезал голову, но и вскрыл череп в поисках пули. Достав улику, Кемпер принялся за руки. Отрезав и их, завернул тело в пакет и отнес в машину. А вот голову Кемпер решил оставить. Он оставил ее под деревом во дворе дома, лишь слегка прикрыв ветками. Он не раз будет приходить к своему «трофею», чтобы посмотреть в мертвые глаза девушки и поговорить с нею.
Остальные останки маньяк разбросал в разных местах в горах Санта-Круз. Их обнаружили буквально на следующий день. Кемпер, который выбирал наиболее заброшенные места, не мог знать, что как раз то место, где он разбросал части тела Синди, будет посещено студентами-геологами, которые и найдут обезглавленное и растерзанное тело.
Но опять Кемпера никто не заподозрит. А из разговоров с приятелями-полицейскими, маньяк поймет, что следствие понятия не имеет, кто именно убил Синди. И вконец отпустит тормоза.

ПРОПУСК НА СТОЯНКУ УНИВЕРСИТЕТА
Однако кое-какие выводы из рассказов полицейских маньяк сделал. Он понял, что полиция устроила охоту на похитителя девушек именно на дорогах. А потому решил искать свои жертвы в другом месте. Для этой цели он через мать сделал себе пропуск на стоянку университета, за что впоследствии и получил прозвище Убийца студенток. Но до 5 февраля у Кемпера никак не получалось посадить в свою машину попутчицу и остаться незамеченным. Один раз он заметил, что парень, увидев, как маньяк сажает в машину его однокурсницу, записал номер машины. Второй раз девушка, уже находясь в машине Кемпера, на ходу помахала своим знакомым, привлекая к себе внимание. Так что убить и не засветиться никак не получалось.
От неутоленной страсти к убийству Кемпер становился все более раздражительным. А тут еще и мать на мозги капает: «найди работу» да «найди работу»... 5 февраля 1973 года маньяк в очередной раз разругался с матерью, которая отказалась дать ему карманные деньги. Кемпер в сердцах хлопнул дверью, уселся в машину и поехал куда глаза глядят. И буквально через пару кварталов ему на глаза попалась голосующая девушка. Это была Розалинда Торп. Он посадил ее в машину и завел разговор. Ему трудно было сдержаться и не убить девушку прямо в машине. Но он ехал по освещенной улице и опасался, что выстрелы и подозрительную машину может кто-то услышать и увидеть. А еще через несколько кварталов Кемпер наткнулся на Элис Лю, которую тоже пригласил в машину.
Несмотря на то что некоторые газеты уже вовсю писали о том, что в Калифорнии действует маньяк, Элис села в машину без опасений. Там ведь уже сидела знакомая ей девушка. Когда Кемпер понял, что попутчицы знакомы друг с другом, он решил не тянуть. Заехав в темное место, он вытащил пистолет и выстрелил в Розалинду. Потом развернулся к заднему сиденью и несколько раз выстрелил в Элис.
Завернув тела в плед, он поехал домой. И надо же было такому случиться, что на светофоре на его машину обратил внимание другой водитель. Он пристально рассматривал тела под пледом, и Кемпер решил, что необходимо дать подозрительному водителю некое объяснение. А то, не дай бог, расскажет полиции!
— Девушки немного перебрали на университетской вечеринке, — проорал он в открытое окно машины и указал на университетский пропуск, закрепленный на лобовом стекле.
Подобное объяснение полностью устроило водителя. Он заулыбался и помахал Кемперу рукой. Но маньяк решил больше не рисковать, остановился в ближайшем темном месте и переложил тела в багажник. И не зря. Через пару кварталов Кемпера остановил полицейский. Дело в том, что несколько дней назад Кемпер разбил задний фонарь стоп-сигнала и никак не мог заменить его. Несмотря на то что полицейским было строго указано досматривать все подозрительные машины, остановивший маньяка страж порядка ограничился штрафом и не проверил автомобиль.
Доехав до дома, Кемпер прямо во дворе отрезал девушкам головы. Его мать в это время уже спала, а потому маньяк орудовал довольно спокойно. Утром, когда мать уехала на работу, Кемпер перетащил тело Элис в дом. Ему требовалось извлечь из тела пули. Но прежде чем приступить к хирургической операции по извлечению смертельных улик, маньяк вступил с обезглавленным телом в сексуальную связь.
По всем вопросам - в личку.



Оффлайн Лора Палмер

  • Модератор
  • Продвинутый
  • *****
  • Сообщений: 1127
  • Лайков: 559
  • Карма: 180
  • Таро, вуду, деревенская магия.
Мигрантский нож в спине царской России
« Ответ #19 : Апрель 27, 2016, 02:34:38 pm »



🔪 Мигрантский нож в спине царской России

🔎 Сто лет назад наша страна уже прошла через эксперимент с использованием дешевой рабочей силы мигрантов.
Опыт был трагическим: десятки тысяч китайских гастарбайтеров огнем и мечом прошлись по России, истребляя мирное население.

В 1915 году из русской Маньчжурии начали ввозить китайских рабочих для строительства железной дороги Петроград - Мурманск, мурманского порта и других объектов государственной важности. Много китайских рабочих направлялось на различные горные промыслы Урала, на угольные шахты Донецкого бассейна, на лесоразработки в Белоруссии и холодной Карелии. Наиболее грамотные китайцы отбирались для работы на различных предприятиях и заводах Москвы, Петрограда, Одессы, Луганска, Екатеринбурга. В 1916 году были даже созданы группы китайцев для рытья окопов для русской армии на германском фронте. Число «Ходя-ходя» растет в геометрической прогрессии: если к концу 1915 года в России насчитывалось 40 тысяч китайцев, то в 1916 – уже 75 тысяч человек, а весной 1917 года – уже 200 тысяч.
И вот, когда в 1917 году Российская империя рухнула, эти тысячи китайцев оказались в чужой стране без денег, без работы и без каких-либо перспектив вернуться домой. И в мгновение ока безобидные «Ходя-ходя» превратились в опасные банды, которые бесцельно бродили по русским городам, промышляя грабежами и насилием.

Первыми, кто заметил бесхозных китайцев, были большевики, позвавшие "братьев по классу" на службу в ЧОН - части особого назначения, карательные отряды Красной армии, которым поручалась самая "грязная работа". Чем хороши были китайцы? Основная масса китайцев не знала русского языка и не представляла страны, в которую они попали, ее религии, нравов и образа жизни. Поэтому они держались своих соплеменников, образовывая сплоченные закрытые группы с твердой дисциплиной. В отличие от русских, татар или украинцев, китайцы не уходили при случае домой, их дом был слишком далеко. Они не становились перебежчиками, потому что белые, осведомленные обо всех ужасах, которые творили "чоновцы", расстреливали китайцев без суда и следствия.
Итак, первым отрядом, где наняли китайских мигрантов на военную службу стал интернациональный отряд при 1-м корпусе – это личная ленинская гвардия. Потом этот отряд с переездом правительства в Москву переименовали в «Первый интернациональный легион Красной армии», который стал использоваться для охраны первых лиц. Так, например самый первый круг охраны Ленина состоял из 70 китайских телохранителей.

Также китайцы охраняли и товарища Троцкого, и Бухарина, и всех остальных видных партийцев.
В 1919 году разведка 1-го Добровольческого корпуса Кутепова собрала немало сведений, что порой русские красноармейцы отказывались выполнять палаческие функции в захваченных деревнях. Не помогало даже то, что палачей щедро поили водкой и давали поживиться одеждой расстрелянных. А вот «Ходя-ходя» без особых переживаний расстреливали, отрубали руки, выкалывали глаза и запарывали насмерть беременных женщин.

О том, как воевали китайцы, пишет в своем дневнике Анастасия Художина, жительница Владикавказа: «Бойня была страшная, потому что отряд китайцев, невесть откуда взявшийся в нашем городе, втащил на колокольню Александро-Невской церкви пулемет и стал всех кругом поливать огнем. «Дьяволы косые», - шипела мама и беспрестанно молилась. А китайцев этих была тьма-тьмущая, штук триста, не меньше».

И дальше: «Потом выяснилось, что перед уходом китайцы расстреляли уйму народа. Оказывается, они ходили ночью по домам – во Владикавказе было много отставных военных – и брали всех, кто служил в Белой армии или у кого находили наградное оружие либо фотографии сыновей в офицерской форме. Задерживали якобы для разбирательства и всех расстреливали за госпитальным кладбищем у кукурузных полей».

Самой же кровавой бандой мигрантов стал 1-й отдельный Китайский отряд ЧК Терской республики, которым командовал Пау Ти-Сан.

Это воинское формирование «прославилось» при подавлении Астраханского восстания 10 марта 1919 года. Даже на фоне красного террора, «Астраханский расстрел» выделялся своей беспримерной по своему размаху жесткостью и безумием. Все началось с того, что китайцы окружили мирный митинг у проходной завода. После отказа рабочих разойтись китайцы дали залп из винтовок, затем пустили в ход пулеметы и ручные гранаты. Погибли десятки рабочих, но, как выяснилось позже, расправа только набирала обороты.
Весь день китайцы охотились за мужчинами. Арестованных сначала просто расстреливали, потом – ради экономии патронов – стали топить. Очевидцы вспоминали, как арестованным связывали руки и ноги и прямо с пароходов и барж бросали в Волгу. Один из рабочих, оставшийся незамеченным в трюме, где-то около машины и оставшийся в живых рассказывал, что в одну ночь с парохода «Гоголь» было сброшено около ста восьмидесяти человек. А в городе в чрезвычайных комендатурах было так много расстрелянных, что их едва успевали свозить ночами на кладбище, где они грудами сваливались под видом «тифозных».
В ВЧК высшие посты занимали "мигранты"

После окончания Гражданской войны китайские наемники остались не у дел – и большая их часть стала стекаться в Москву, где образовалась вполне заметная китайская община (по результатам переписи населения 1926 года в России насчитывалось свыше 100 тысяч китайцев).
Век «Чайна-тауна» в Москве оказался недолог. Сергей Голицын писал: «Китайский генерал Чжан Дзолин бесцеремонно отобрал у нас КВЖД, построенную на царские деньги и проходившую по территории Маньчжурии. Обиду мы проглотили, но в отместку посадили всех китайцев в Москве и по всей стране».

Получил «по заслугам» и Пау Ти-Сан, организатор «Астраханских расстрелов». После войны он работал переводчиком Киевской объединенной школы командиров, проживал в Москве. 10 ноября 1925 года его арестовали и 19 апреля 1926 года Коллегией ОГПУ приговорили к расстрелу по обвинению в контрреволюционной террористической деятельности. Такая же участь постигла и остальных революционных китайцев.

Простых же китайских интернационалистов отправили в Китай для «экспорта революции» — помогать создавать китайскую Красную армию и бороться с международными империалистами в Азии. Таким образом, коммунисты убивали сразу двух зайцев: избавлялись от ставших ненужными и даже опасными союзников и «оказывали помощь» борющемуся за независимость Китаю. И к концу тридцатых годов от китайской диаспоры не осталось ничего, кроме потрепанных вееров и напоминания о том, что только сытое и здоровое общество может "переварить" огромный поток мигрантов. В стране с проблемной экономикой, с обществом, охваченным социальными недугами, мигранты становятся бомбой с часовым механизмом, которая рано или поздно взорвется, уничтожая и самих мигрантов, и тех людей, кто дал им работу и кров.
За понимание этого урока истории Россия заплатила слишком большую цену.
Антибольшевистские плакаты. Обратите внимание на фигуры китайцев, нарисованные внизу.
Владимир Тихомиров, "Историческая правда", фрагмент
По всем вопросам - в личку.



Оффлайн Лора Палмер

  • Модератор
  • Продвинутый
  • *****
  • Сообщений: 1127
  • Лайков: 559
  • Карма: 180
  • Таро, вуду, деревенская магия.
ИОГАНН ГЕОРГ ФАУСТ
« Ответ #20 : Апрель 27, 2016, 02:59:39 pm »
ИОГАНН ГЕОРГ ФАУСТ

История эта началась в Германии в старинном университетском городе Виттенберге, раскинувшемся на берегах Эльбы. Сюда приехал юный Фауст, отправленный родителями для изучения богословия Он успел проявить себя, будучи студентом. Как говорится в сказании, поведение юноши было и в самом деле безупречным, а посему ректоры и наставники «по общему согласию» присвоили Фаусту степень доктора богословия. Сложность ситуации, которую так и не сумели понять ученые мужи, состояла в следующем. С самого начала студент богословия частным образом изучал магические искусства и некромантию — науку возрождения усопших, целью которой было постигнуть тайну жизни после смерти. Духовная диета казалась пресной для сильного и утонченного интеллекта юноши.

В последующие десятилетия приобретение магических сил стало страстью Фауста. Он отказался от духовной степени, к облегчению коллег. Плачевное состояние исхудавшего тела мага — седая бородка, испитое лицо, трясущиеся руки — свидетельствовало о том, что жизнь Фауста превратилась в разгул, в нескончаемый поток пьянства и разврата. Неизбежным результатом стала пробудившаяся тяга к ощущениям, недоступным в Виттенберге.

Однажды ночью Фауст оставил позади узкие извилистые улочки и покатые остроконечные крыши городка, направившись в одиночестве в густой лес. Он добрался до пересечения дорог (власть пограничных мест не канула в Лету) и здесь начертил круг в пыли. Войдя внутрь, он изобразил несколько окружностей и определенных знаков. Еще не пробило девяти часов вечера, как он принялся напевать, вызывая принца преисподней, имя которого было Мефистофель. Фауст умолк и услышал вдали холодное эхо городских колоколов, объявивших об окончании девятого часа. Внезапно в лесу поднялся необычайно сильный ветер, сгибавший деревья и завывавший в ветвях. Фауст услышал барабанный раскат грома и заметил яркие вспышки молний. Однако дождя не было, а вскоре все звуки стихли.

Он вновь запел. Огненные кольца дракона мелькнули среди звезд, а трубный голос внезапно произнес имя Фауста. Из тени деревьев донесся протяжный вой, словно рыдал сам лес. Затем на самой кромке очерченного в пыли круга появился огненный шар — блуждающее пламя размером с человека.

Фауст выкрикнул: «Мефистофель!» Огненный шар раскололся, задрожал и исчез, растаяв в воздухе. На его месте стоял добродушный на вид пожилой мужчина в монашеской рясе.

— Не хочешь ли ты выйти из круга, Фауст? — произнес монах, выговаривая слова с неприятным шипением.

Фауст отказался. Послышался подавленный вздох, и монах поинтересовался:

— Какова же твоя просьба?

— В полночь ты должен прийти ко мне в покои для беседы и не причинить мне вреда. Я желаю заключить с тобой сделку.

— Я обязан так поступить, — ответил монах, и Фауст вновь оказался в одиночестве.

Он вернулся в спящий город и по опустевшим улицам добрался до своего дома, где и стал ждать Мефистофеля. Ожидание оказалось недолгим, но Фауст испытывал немалый страх. В его комнате что-то было не так. У ученого возникло ощущение, что со стен на него смотрят чьи-то глаза. Обернувшись, он увидел лишь голые стены. Усевшись за стол, он подумал, что ему послышалось шуршание и скрип и, что было хуже всего, — клацанье зубов у входа в комнату. Но когда он бросил взгляд в ту сторону, там было пусто. В минутах ожидания ему почудился привкус будущего — больше Фауст не будет одинок.

Мефистофель появился без предупреждения при двенадцатом ударе часов, однако уже не в образе монаха. Демон был разодет, как придворный шут, и обвешан драгоценностями, словно султан. Во время беседы он спокойно бродил по комнате. Они никак не могли достичь согласия. Фауст желал получить услуги демона, не закладывая своей души, несмотря на предупреждение Мефистофеля о том, что Повелитель этого не допустит.

Они встречались дважды, прежде чем Фауст взялся за перо. «Теперь я, Иоганн Фауст, завещаю принцу преисподней и его посланцу не только душу, но и тело, — писал он, — при условии, что они станут обучать меня и выполнять любые мои пожелания». Срок договора, продолжал он, определен в двадцать четыре года. Договор завершался строкой богохульственных слов, был написан и подписан кровью Фауста.

— Отныне начнутся мои удовольствия, — произнес тот, закончив писать.

— Действительно, мой Фауст, — спокойным голосом отозвался Мефистофель.

Фауст теперь обладал всей властью, какую только мог получить колдун. Он был способен на величайшие поступки. Однако прожитые им последующие двадцать четыре года остались в памяти как период пьянства, шутовства, лжи и разврата.

Сила его потустороннего помощника не вызывает никакого сомнения. Внешний вид ученого удивительно изменился к лучшему. (Говорят, все дело в том, что Мефистофель ответ его в притон колдуньи. Женщина, которой прислуживало сборище говорящих котов и обезьян, дала ему огненный эликсир, позволивший вернуть утерянную молодость.) Спутником Фауста стала самая прекрасная женщина в мире. Ему прислуживал огромный черный спаниель, обладавший совсем не собачьими возможностями. Когда Фауст приказал зверю доставить еду, питье или женщин для друзей, пришедших в гости, приказы исполнялись моментально. Как признался позже Фауст, описывая это событие со сладострастными подробностями, спаниель однажды позволил ему наблюдать за ведьминым шабашем в горах Гарц в канун Дня всех святых.

По большей части Фауст устраивал мрачные и мелочные трюки. Когда некий священник отказал ему в питье, он в ответ преподнес мстительный подарок — эликсир, удалявший все волосы. Однако этот настой (как позже обнаружил священник) удалял заодно и кожу. Благодаря Фаусту на лбу ни в чем не повинного рыцаря выросли рога обманутого супруга, а когда рыцарь погнался за ним по полям, окружавшим город, Фауст превратил кусты в мушкетеров, которые заставили рыцаря преклонить колени. Обозленный на шутки группы студентов, с которыми участвовал в общей пирушке, он поручил Мефистофелю создать иллюзию, что все собравшиеся находятся в винограднике. Хватаясь за кувшины с вином, студенты, сами того не подозревая, избили друг друга до крови и бесчувствия.

Все это являло жалкое зрелище, да и финал оказался ничтожным. Через месяц после истечения срока договора Фауст отпустил Мефистофеля и принялся раскаиваться и рыдать во всеуслышание. Он молился, читал библию, разъяснял немногочисленным оставшимся рядом собутыльникам весь ужас греха и порока. Фауст старался удержать их рядом, так как терпеть не мог одиночества.

За день до расплаты Фауст в сопровождении друзей покинул дом в Виттенберге, направляясь в корчму в деревне Римлих. Участники попойки позже рассказали, что, пока они весь вечер предавались пьянству, Фауст оплакивал свои грехи. Один из них добавил, что заметил огромного черного спаниеля, сидевшего возле двери корчмы. Подумав, что это собака Фауста, он открыл дверь, но животное отказалось войти.

Наконец вся компания отправилась спать, оставив Фауста в одиночестве. Позже все сходились во мнении насчет тишины, воцарившейся в таверне. В наступившей тишине можно было услышать, как виттенбергские колокола бьют полночь.

Если верить гулякам, то поднялся ветер. Он постепенно усиливался, ветви стучали в окна, а двери скрипели на петлях. Все слышали, как хлопнула входная дверь. С лестницы донесся свист ветра, затихший в коридоре над комнатами засыпавших приятелей Фауста. Каждый заметил, как приоткрылась его дверь, затем слышался скрип соседней двери, и порыв ветра несся дальше. Наконец они услышали удар по двери в комнату, где лежал Фауст.

Булькающий звук эхом разнесся по коридору, а за ним последовал ужасающий вой, от которого гости выскочили из постелей. Одному это показалось похожим на крик лисы, попавшей в капкан, другому — на крик человека, пальцы которого зажаты в тиски для пыток. И вдруг все звуки исчезли, ветер резко стих. Оставшаяся часть ночи прошла невероятно тихо.

Однако никто из компании приятелей не заснул, хотя и не покидал комнаты. Когда наступил рассвет, все собрались в коридоре и вместе отправились к покоям Фауста. Первый заглянул и резко отпрянул. Комната походила на бойню. Стены и потолок были заляпаны сгустками крови. Содержимое размозженного черепа Фауста свисало со стены. В углу комнаты с пола смотрел вверх вырванный глаз.

Остатки тела, искусанные, исцарапанные и жестоко разодранные, были обнаружены во дворе на куче навоза.

В течение долгих десятилетий никто не желал жить в виттенбергском доме Фауста. И его вскоре снесли. Жилище было слишком темным, холодным и угрюмым, а проходившие мимо по ночам заявляли, что видели бледное одноглазое лицо, уставившееся на них из верхнего окна.

По всем вопросам - в личку.



Оффлайн Лора Палмер

  • Модератор
  • Продвинутый
  • *****
  • Сообщений: 1127
  • Лайков: 559
  • Карма: 180
  • Таро, вуду, деревенская магия.
*ИСТОРИЯ КАББАЛЫ*
« Ответ #21 : Апрель 27, 2016, 03:54:38 pm »
*ИСТОРИЯ КАББАЛЫ*

Официальным создателем каббалы считается Моисей, полученное им откровение он зашифровал в תישארנ רפם, т.н. «Пятикнижии». Но истоки каббалы, как и большинства древних учений, следует искать в Месопотамии - колыбели человеческой культуры. Исторические источники повествуют, что в центре Вавилона был расположен храмовый город Эсагила, а в его сердце - Вавилонская башня Этеменанки, что означает краеугольный камень Небес и Земли. Эсагила являлась мировым религиозным центром, в котором 4000 лет назад Каббала и приняла свой нынешний вид - вавилонский жрец Авраам раскрыл ее и описал ее основные законы в «Книга Создания». Собрав своих учеников он создал из них первую каббалистическую группу.
В Европе первый каббалистический кружок появляется в середине XII в. в Провансе (Южная Франция); в Провансе жил и «отец каббалы» Исаак Слепой (кон. XII - нач. XIII в.). Через его учеников каббала в XIII в. попадает в Испанию, где возникает целый ряд школ ее приверженцев (Геройская, Сеговии, Исаака бен Латифа, Абулафии).

В 1280 г. раввином Мозес де Леоном из Гвадалахары (Испания) редактируется и издается книга Зохар (Zohar) «Книга сияния» - классическое произведение средневекового каббализма, соединившая в себе особенности и воззрения всех предшествовавших школ.

В 1275 г. во время длительного поста на горе Ранда Раймонда Луллия озаряет идея метода, которую он излагает в своем труде под названием «Ars Magna» - «Великое искусство». В основе метода лежит комбинирование букв латинского алфавита, которые обозначают категории и понятия, лежащие в основании какой - либо науки и принимаемые всеми без доказательства из-за своей самоочевидности. Количество кругов и секторов в различных работах Луллия различно. Вращая круги относительно друг друга, можно считывать получающиеся комбинации терминов, из которых составляются суждения и умозаключения. Таким образом, спустя почти столетие после рождения Исаака Слепого каббала через Раймонда Луллия становится известной христианскому миру .

В 1489 г. Пико делла Мирандола обнародовал «900 тезисов», среди которых был и такой: “Никакая наука не может лучше убедить нас в Божественности Иисуса Христа, чем Каббала”. В числе этих тезисов 47 было взято непосредственно из каббалистических источников (гл. обр. комментариев Реканати к Торе), а еще 72 являлись его собственными выводами из прочтения каббалистических текстов. Его попытка показать истинность христианства, как учения, соединяющего все предшествующие формы мысли, была осуждена папской курией, но, благодаря ей, интерес к каббале в христианском мире резко возрос.

В 1677 году Кнорр фон Розенрот (1636-89) издает обширный двухтомник «Kabbala Denudata» включающй несколько трактатов «Зохара», но не все, как на еврейском, так и на латинском языках, а также работы Моше Кордоверо и трактаты лурианской школы.
1686 годом датируется самое раннее из существующих изданий “Ключиков Соломона”. Эту книгу приписывают царю Соломону, который, согласно распространенным в среде оккультистов верованиям, обладал великими магическими знаниями. К сожалению, ни один древний еврейский текст магических способностей Соломона не подтверждает. Книга представляет собой сборник заклинаний, молитв и магических формул, содержит описание талисманов, пентаклей и других атрибутов каббалистической магии. Предисловием служит текст апокрифического «Завещания царя Соломона своему сыну Ровоаму».

В 1855 году Элифас Леви издает «Учение и ритуал трансцендентальной магии» в которой идея языкового магического символизма получает наиболее полное развитие. Идеи о магической символической власти языка далеко не так сильны и развиты в магической литературе XVI века, как в работах Леви. В “Ключиках Соломона” речь идет не столько об аллегорической власти языка, сколько о власти магических имен: демонов, ангелов и Бога.

В 1888 году МакГрегор Мазерс публекует книгу “The Kabbalah Unveiled”, которая состоит из:
• Предисловия Мазерса
• Его статьи «Введение в Каббалу»
• Перевода трех трактатов из Книги Зохар (Сефер ха-Зохар):
• 1) Книга Скрытой Тайны (точнее, Книга сокрытия. Сифра ди-цениута). Небольшой комментарий к первым шести главам Книги Бытия, написанный очень темным и таинственным языком.
• 2) Великое Святое Собрание. Беседа Шимона бар Йохая со своими учениками, построенная в форме диалога. Это своеобразный комментарий к первому трактату.
• 3) Малое Святое собрание. Предсмертная речь Шимона бар Йохая, обращенная к ученикам. Содержит очень важные для христианской Каббалы рассуждения об Отце, Матери, Сыне-Микропрозопусе и его Жене.
Помимо собственно трактатов Зохар, книга Мазерса включает в себя очень любопытные и обстоятельные комментарии к этим текстам.

В 1890 году Жерар Енкосс, известный под псевдонимом Папюс публикует книгу «Каббала или наука о Боге, Вселенной и Человеке», опубликованную на русском языке в 1910 г. Папюс был врачом, занимался животным магнетизмом, учился у Леви, а в 1888 году стал основателем Каббалистического ордена Розы и Креста. В 1907 году по совету Филиппа, который был в то время близок к царице, Папюс приехал в Россию с лекциями. Интерес русского общества к мистике ввел его в очень высокие круги, и как друг Филиппа он был принят при дворе. Папюс трижды - в 1901, 1905 и 1906 годах - посещал Россию с лекциями по магии и оккультизму. Известно также, что он консультировал царя Николая II и царицу Александру как врач и оккультный советник. В октябре 1905 года Папюс предположительно вызывал дух Александра III, отца царя Николая, который предсказал, что царь потерпит крушение от рук революционеров. Говорят, Папюс пообещал царю магически отсрочить исполнение пророчества Александра, по крайней мере, до своей смерти (его заявление оказалось вполне точным, Николай потерял свой трон через 141 день после смерти Папюса). Хотя для царя и царицы Папюс, вероятно, был не более чем шаманом, интересно, что в дальнейшем он пытался оказывать им помощь в принятии государственных решений. К примеру, в последующей переписке он неоднократно предупреждал их против влияния Григория Распутина.
Впоследствии Жан Брико утверждал, что в ходе своих поездок в Россию Папюс основал в Царском селе мартинистскую ложу, во главе с Николаем II. Однако это сообщение ничем не было подтверждено. Более достоверной выглядит информация о том, что первую в России мартинистскую ложу основал в 1899 году в Петербурге граф Валериан Муравьев-Амурский (брат министра юстиции), принятый около 1895 года Папюсом в его Орден Мартинистов.

В 1911 – 1912 годах рижанин Григорий Оттонович Мёбес, писавший под псевдонимом ГОМ прочел в Петербурге лекционный “Курс энциклопедии оккультизма”, который пользовался очень большой популярностью, о чем свидетельствуют десятки воспоминаний и отзывов. В своем курсе Мёбес соединяет в единое целое Каббалу и карты Таро и строит лекции в соответствии с магическими каббалистическими “старшими арканами Таро”. Каждой лекции соответствует один “аркан”, которому, в свою очередь, согласно Папюсу и Мёбесу, соответствуют каббалистическая сефира, определенная характеристика человека и астрологический знак.

В основе каббалы лежит закон аналогии, это учение о причинно-следственной связи духовных источников, соединяющихся по постоянным и абсолютным законам в одну высокую цель – постижение Творца созданиями, существующими в этом мире. Каббала работает с тремя основными понятиями, это:

1. Дерево Сефирот (10 планет, 10 чакр, 10 чисел, 10 видов энергии)
2. Еврейский алфавит (как путь обретения силы и знаний последовательным прохождением 22 состояний сознания)
3. Тетраграмматон ( יהוה зашифрованное, непроизносимое имя Бога; символ единства четырех стихий)

Основными отличиями доктрины каббалы от других религиозных учений является признание девинации, если она выполняется осознанно; отрицательное отношение к практике монашества, которое каббалисты считают заблуждением. В каббале принято учение о переселении духа (а не души). Каббалисты практикуют составление собственных молитв, но при этом должны соблюдаться правила внутренней и внешней организации молитвы.
Внутренняя организация должна соответствовать правилу – никогда не проси о материальном, стремись к духовному, а материальное придет само. Например, в случае болезни надо просить о духовном совершенствовании, так как болезнь – это проявление проблем духовного плана. Если требуются деньги – указать цель, для чего они нужны. В начале молитвы всегда ставится обращение к Богу, а в конце – слово Аминь (читается как Амэйн).
Внешняя организация молитвы (касается магических молитв) состоит в обязательной визуализации программы. Это требует развития воображения, воли и веры. Вера является главным источником энергии, дающей жизнь всему ритуалу.

По всем вопросам - в личку.



Оффлайн Лора Палмер

  • Модератор
  • Продвинутый
  • *****
  • Сообщений: 1127
  • Лайков: 559
  • Карма: 180
  • Таро, вуду, деревенская магия.
Эйлин-Мор и Кандалы Дьявола.
« Ответ #22 : Апрель 27, 2016, 05:19:25 pm »
Маяк Эйлин-Мор

Поистине зловещий случай произошел зимой 1900 года на пустынном Эйлин-Мор — заливаемой волнами скале размером 800 ярдов на 500, являющейся, тем не менее, крупнейшим из семи островов Фланнэн в составе Внешних Гебридских островов. На протяжении нескольких веков до наступления ХХ столетия эти острова были необитаемыми. Время от времени здесь мог высадиться какой-нибудь пастух, чтобы попасти своих овец, но ни при каких обстоятельствах — если верить преданиям — не остался бы там на ночь, поскольку пустынные острова якобы кишели призраками и служили, по поверьям, обиталищем для эльфов, не терпевших чужаков. Но позже на Эйлин-Мор был поставлен небольшой маяк и высажены три смотрителя для его обслуживания. При строительстве специалистами было подсчитано, что мощность сигнальных огней в 140000 свечей будет достаточной. Но в первый же год нового столетия, 15 декабря 1900 года, с кораблей, бороздивших ледяные воды Северного моря, стали поступать сигналы, что маяк на Фланнэне не работает. Однако из-за плохой погоды судно «Гесперус» было послано на разведку только через несколько дней. На его борту находился и Джозеф Мур - главный смотритель маяков в этом районе. Обсуждая загадку со своими коллегами, он не мог найти разумного объяснения тому, что маяк не светит. Мур хорошо знал всех служителей маяка Эйлин-Мор - Томаса Маршала, Дональда Макартура и Джеймса Дуката. Они были опытными смотрителями, добросовестно выполнявшими свои обязанности и не поддававшимися в критических ситуациях панике. Когда Мур видел их в последний раз три недели назад, все они находились в полном здравии, и было непохоже, что смотрители могли не зажечь маяк. Джозеф Мур сразу же заподозрил неладное: произошло нечто более странное, чем сразившая троих человек болезнь. Когда «Гесперус» подошел к мрачному острову, где был расположен маяк, команда увидела, что никто не спешит им навстречу, сигнальные огни не горят. Когда с корабля прогремел выстрел, не последовало никакого ответа. Первым на берег вышел Джозеф Мур и сразу направился к выкрашенному в белый цвет домику смотрителя. В доме оказалось пусто, а печь давно, судя по всему, не затапливалась, но все вещи оставались на своих местах, даже фитили лампы были очищены и подрезаны; в чашках стояло масло - на закате им собирались заправить лампы. Джозеф Мур обратился к вахтенному журналу и с удивлением обнаружил, что последняя запись сделана четырнадцатого декабря - смотритель описывал бурный шторм вокруг острова. Это казалось абсолютно невероятным, потому что в ту ночь погода была замечательной, море — тихим. А именно тогда поступил первый сигнал, что огни маяка не работают. Заканчивались записи словами: «Шторм кончился, все спокойно. Бог снова с нами». Мур предложил немедленно организовать поиски вахтенных по всему острову, благо он был невелик. Так и сделали, но пропавшие так и не были найдены. Не удалось найти и разумного объяснения разгадки их исчезновения. На следующий день «Гесперус» вернулся назад, ничего не узнав о судьбе трех смотрителей, а Джозеф Мур остался на острове, чтобы выполнять их обязанности. Он не переставал размышлять над странным исчезновением своих товарищей. Может быть, в шторм, как явствовало из вахтенного журнала, они оказались близко к морю и их смыло набежавшей волной? Непохоже, поскольку эти люди были прекрасно знакомы с опасностью, грозящей от разбушевавшегося моря. Может быть, один из них сошел с ума, убил двух других и сбросил их тела со скалы перед тем, как самому броситься в морскую пучину? Тоже невероятно: все трое были людьми надежными, здоровыми... Какие только мысли ни приходили Джозефу в голову! И что это за шторм был описан в ночь на четырнадцатое декабря? Не может быть, чтобы кто-то из них допустил просчет и перепутал числа. И все-таки из вахтенного журнала следует: был шторм. Люди пропали, будто бы их внезапно унесла какая-то неведомая сила. Да, напрашивался именно такой ответ. Но кто или что унесло их и куда? Мрачные размышления не оставляли Мура почти месяц. В январе 1910 года его одинокое заточение на острове подошло к концу, и его сменил другой смотритель. Спустя время после возвращения на материк, он рассказал друзьям, что во время пребывания на острове на него постоянно что-то давило, была угнетающая атмосфера. Иногда ему казалось, что, пытаясь отыскать пропавших товарищей или разрешить тайну их исчезновения, он слышал, как ветер доносил голоса Маршала, Макартура и Дуката, взывающих о помощи. Был ли это плод его воображения или крики кружащих над головой чаек, он не знал. Но что бы это ни было, Джозеф Мур больше не хотел возвращаться на мрачный остров Фланнэн.

Остров Фланнэн

В 1950-е годы другой смотритель маяка на Эйлин-Мор Уолтер Алдеберт, заинтересовавшись этой загадкой, сделал несколько фотографий, которые ясно свидетельствовали, что при сильном ветре накатывавшие на островок волны вздымали водяные столбы на двести футов по стене утесов — достаточно высоко, чтобы смыть неосторожного смотрителя, считающего себя в безопасности от ярости шторма. Алдеберт высказал предположение, что двое мужчин вышли закрепить какое-то снаряжение, и одного из них смыло с утеса внезапным водяным шквалом. Оставшийся в живых вернулся на маяк, чтобы предупредить коллегу, который выскочил наружу без накидки. Когда же двое смотрителей поспешили на утес в надежде спасти своего товарища, вторая волна накрыла и их. Однако английский исследователь Винсент Гэддис, не согласившись с «дежурным» объяснением исчезновения с маяка людей, обратил внимание на озадачивающий и даже зловещий характер записей смотрителя Маршалла в вахтенном журнале незадолго до своего исчезновения. В записи от 12 декабря он отметил, что Дукат «раздражен». 13-го он записал: «Дукат спокоен. Макартур плачет». 14 декабря: «Дукат, Макартур и я молились», и, наконец, 15-го появилась непонятная пометка: «Бог превыше всего». По мнению Гэддиса, это, несомненно, свидетельствовало о том, что смотрителям угрожала какая-то неопределенная, темная сила, которая подавила их не в какой-то момент необузданной ярости, а в течение нескольких дней.



Другой исследователь, Карей Миллер, перелопатив сотни документов и опросив смотрителей, служивших впоследствии на Эйлин-Мор, выяснил много интересного и таинственного. Сегодня он утверждает, что «некая невидимая сила на островке не желала терпеть незваных гостей и избавилась от них» и что «когда Джозеф Мур распахнул дверь маяка и выкрикнул имена своих друзей, с макушки башни сорвались и улетели в сторону моря три огромные черные птицы, подобных которым никто никогда не видел»!

Мыс Лизард

В нескольких километрах к северо-востоку от самой южной оконечности Англии, мыса Лизард, из волн поднимается очень живописный скалистый островок со странным названием Кандалы. Каменные громады стометровой высоты напоминают лапу с когтями, если смотреть с юга. Маленький остров площадью не более квадратного километра не зря имеет столь зловещее название - об его скалы разбились сотни кораблей, тысячи людей погибли в волнах Ла-Манша. На мысе Лизард расположена заброшенная церквушка Святого Франциска. Рядом находится старое кладбище, где похоронено свыше четырехсот жертв кораблекрушений. Весь этот район, а особенно скалистый островок, местные жители считают заколдованным, называют «чертовым местом» и никогда не ходят на мыс к старым развалинам.

Легенда

Корнуоллская легенда гласит, что в этих местах в незапамятные времена жил рыбак с сыном. Отец сильно пил, во хмелю жестоко издевался над отпрыском, избивал его. Мальчишка ненавидел и боялся отца. Однажды, после очередного избиения, он... заключил сделку с дьяволом, который пообещал избавить ребенка от мучителя, но за это потребовал душу мальчика. Через несколько дней после заключения сделки отец сильно напился и бросился с отвесной скалы в бушующее море. Мальчик понял, что здесь не обошлось без дьявола, пожалел о содеянном и покаялся местному священнику. Тот отпустил грехи и благословил прихожанина, однако никакая земная сила не могла противостоять самому властелину ада. Мальчик в страхе сел в лодку и поплыл в море, наивно полагая, что здесь дьявол не сможет настичь его. Но сатана огромной когтистой лапой, размером с холм, схватил ребенка, намереваясь вытряхнуть душу из хрупкого тела. Создатель вступился за покаявшегося грешника и превратил лапу дьявола в камень. Так и возник скалистый остров. Легенда гласит, что дьявол до сих пор сидит под водой, не в силах освободить окаменевшую лапу, словно скованный кандалами. Местные жители и рыбаки говорят, что в штормовую погоду помимо завывания ветра можно услышать жуткие стенания и грозный рык. Это прикованный дьявол мечется, пытаясь вырваться на свободу. Он в гневе мстит всему роду людскому и топит корабли, подошедшие слишком близко к его подводной тюрьме.

Открытия археологов

Летом 1996 года заброшенной церквушкой на безлюдном мысе заинтересовался археолог из Лондонского университета профессор Теодор Джонстон-Тейлор. С группой энтузиастов он провел раскопки. Археологи расчистили пол церкви, состоящий из каменных плит. Оказалось, что на них вырезаны древние письмена. Церковь Святого Франциска была построена в XVI столетии, но плиты с начертанными знаками относились к гораздо более раннему периоду и напоминали аналогичные письмена на древних мегалитах. Ученые пришли к выводу, что на месте церкви ранее существовала какая-то постройка, от которой и остались каменные плиты. Местные жители не одобряли планы приезжих потревожить «чертово место», утверждая, что на них обрушится множество несчастий. И, действительно, вскоре один из археологов упал на ровном месте и сломал ногу, другой ни с того ни с сего начал страдать от жесточайших колик. Археологи ночевали в гостинице в ближайшей деревне, но однажды профессор Джонстон-Тейлор вместе со своим помощником-студентом остался на ночь в палатке рядом с церковью. Как только взошла луна, мужчин разбудили странные звуки, казалось, кто-то молится или поет заунывную песню. Нельзя было определить, откуда доносятся звуки. Может быть, они шли прямо из-под земли со стороны кладбища? На следующий день профессор исследовал кладбище и обнаружил люк, ведущий в древний склеп, находящийся под землей. Усыпальница была сооружена не менее трех сотен лет назад, в гробах лежали мертвые тела, превратившиеся в мумии. Бесстрашный ученый исследовал часть останков, для чего их пришлось с величайшими предосторожностями перевезти в лабораторию. Выяснилось, что люди умерли от потери крови после того, как им перерезали горло. Исследователи обратили внимание на странные надписи и рисунки на стенах склепа, в том числе перевернутые кресты и черепа. После консультаций со специалистами по древней магии Теодор пришел к выводу, что в склепе когда-то совершались черные мессы. Всерьез заинтересовавшись историей края, профессор изучил массу архивных документов и нашел указания на то, что на месте церкви Святого Франциска раньше стоял древний храм, где черные монахи совершали обряды, посвященные дьяволу. Целью их странных и жестоких ритуалов, включавших человеческие жертвы, было освобождение сатаны из подводной тюрьмы. С началом следующей весны Теодор решил продолжить раскопки в церкви и на кладбище. Каково же было изумление, когда он обнаружил, что останки тел, оставленные в склепе, исчезли, а на стене появился магический знак смерти. При этом печать, оставленная на металлическом люке, закрывавшем вход в склеп, не была повреждена. Если неизвестные побывали в склепе, то непонятно, как они проникли туда. Жители ближайшей деревни, невзлюбившие Теодора, почти не общались с ним. Однако хозяин местного паба рассказал ученому о том, что в его заведении иногда появляются незнакомые мрачные люди. Чужаки неразговорчивы и всегда приходят пешком, судя по всему, издалека. Их видели направляющимися в сторону церквушки. Местные жители считали, что эти люди приезжают на черную мессу, которую совершают под землей, возможно, в том самом склепе. Однако никто никогда не видел, чтобы эти люди шли в обратном направлении - от церквушки к поселку. Старожилы рассказывали, что существует целая система подземных тоннелей. Может быть, туда и уходят незнакомцы? На следующий год Теодор продолжил исследование церкви и ее подвала. И вновь в команде археологов начали происходить неприятности. У одной из молодых женщин на лбу вдруг появилось красное пятно, затем сыпь покрыла все тело. Пришлось отправить ее в больницу. У двух других подопечных Теодора непонятным образом прямо из бумажника исчезли кредитные карты. Остальные члены группы под благовидными предлогами начали уезжать по одному. Оставшись в одиночестве, профессор был вынужден бросить свою затею и отправиться в Лондон.

Исчезновение смотрителей маяка

После его отъезда произошло несчастье. На соседнем с Лизард мысе Фэнг Рок стоит маяк. 25 мая 1997 года Джон Рочестер, служитель маяка, поднялся, как обычно, на башню. Больше его никто никогда не видел. В тот же день исчез брат Джона Дин. Пропавших искала полиция и не нашла никаких следов. Подключились даже специалисты из Скотланд-Ярда, но прекратили расследование, придя к выводу, что пропавшие в состоянии сильного опьянения упали в море со скалы. Миссис Рочестер была крайне оскорблена, ведь ее муж в жизни не брал в рот ни капли спиртного. Местные жители считают, что невинные души в очередной раз загубил прикованный к морскому дну сатана. А совсем недавно знаменитый английский экстрасенс Шейла Мур заявила о том, что связалась с духом Джона Рочестера, и тот поведал ей о случившемся. Тогда, в 1997 году, служители Дьявола якобы потребовали у Джона и Дина не зажигать маяк, чтобы сразу несколько судов, подходивших в ту ночь к Лизарду, наткнулись на Кандалы и потерпели крушение. Мужчины отказались и пострадали за это: их обоих вывели в тайные подземные тоннели и умертвили. Но и зажечь маяк братья не успели, вот поэтому-то на дьявольскую лапу в ту ночь и наскочили четыре судна (к счастью, эти катастрофы обошлись без человеческих жертв). В слова экстрасенса, конечно, сложно поверить, но дать рациональное объяснение этому происшествию пока никто не смог.

По всем вопросам - в личку.



Оффлайн Yufa

  • Пользователь
  • Наш человек
  • **
  • Сообщений: 3866
  • Лайков: 2889
  • Карма: 846
  • Загляни внутрь себя и найди силу там
Алистер Кроули
« Ответ #23 : Апрель 29, 2016, 03:17:53 pm »
Биография Алистера Кроули

А́листер Кро́ули (англ. Aleister Crowley; ); 12 октября 1875 — 1 декабря 1947 — английский поэт, моккультист, каббалист и таролог. Создатель колоды «Таро Тота».

Личность мага
Личность Алистера Кроули, его характер, жизненные взгляды и принципы весьма сложны и своеобразны. Высокоинтеллектуальный по своей природе Кроули обладал качествами истинного эгоиста с выраженным тщеславием и честолюбием, которые самым загадочным образом переплетались в нем с откровенной наивностью. Однажды в возрасте пятидесяти лет Алистер написал в своем дневнике, что совершенно не чувствует себя взрослым человеком.



Учитывая его специфическую философию и взгляды, достаточно трудно составить объективный портрет мага и дать правдивую оценку событиям в его жизни, отделить истину от вымысла. По той причине, что многие противники и враги (а таковых имелось немало) отвергали, ставили под сомнение и критиковали взгляды и личность самого Кроули.
А сторонники его учения, которое сам маг называл Закон Телемы, напротив не ставили под сомнение и не смели критиковать даже самые вопиющие идеи, таким образом искажая их истинный смысл.
Чтобы было наиболее понятно, девиз Кроули «делай что хочешь — вот весь закон» (подразумевалось в поисках гармонии с самим собой), массами был истолкован как призыв к действию в отношении свободной любви и употребления наркотиков, таким образом маг был провозглашен негласным героем всех хиппи, в то время как общественная элита называла его «самым испорченным человеком в мире».
Биография Алистера Кроули не имеет отношения ни к одной из этих точек зрения, она представляет собой просто описание его жизни, повествует о фактах без налета мифических суждений. И вам, дорогие друзья, предстоит самим решить и разобраться был ли наш герой настоящим магом и пророком или просто очень умным мошенником, который прикрывался покровом оккультизма для достижения своих собственных целей. В любом случае, последователей его учения и поклонников его книг в настоящее время намного больше, чем мог мечтать сам Кроули еще при жизни.

Детские и юношеские годы
Появился на свет Эдвард Александр Кроули (имя данное ему при рождении) в 1875 году в городе Лимингтон-Спа, что в графстве Уорикшир, в семье потомственного владельца пивоварни и сети питейных заведений на юго-востоке Англии.
Все детство Кроули родители воспитывали его в духе глубокой религиозности и строгого аскетизма. Каждое утро семья начинала с чтения молитв и отрывков из библии. В четыре года мальчик уже умел читать, единственной дозволенной ему тогда книгой была библия.
После смерти отца в 1887 году юный мистик ударился, как говориться во все тяжкие, он абсолютно забросил все религиозные верования, ритуалы и молитвы движения «Плимутское братство», к которому принадлежали его родители, и под эгидой которого прошли все его детские годы. Тайком читал «неугодные» книги. Все попытки матери привлечь мальчика к христианской вере заканчивались ничем.

Можете ли вы себе представить, что родная мать называла Алистера «зверем 666», это прозвище нравилось Кроули, и в дальнейшей своей жизни, он часто так себя величал сам.
Отец после смерти оставил сыну отнюдь не маленькое состояние, поэтому юность его прошла вполне беззаботно. О том, чтобы зарабатывать на хлеб насущный думать не приходилось.
Сам Кроули писал в своем дневнике о том, что его воспитали так, что он даже понятия не имел, что деньги имеют свою стоимость, стоило ему только что-то захотеть, это сразу же оплачивалось за его спиной. Только ему не разрешалось тратить деньги на такие «срамные» вещи как табак или книги, или, что еще более омерзительно, на женщин или театр. Таким образом к практической стороне жизни он был совершенно не подготовлен. Но тем не менее был благодарен своим родственникам за то, что был богат.
В Тринити-колледже Кембриджского университета, куда отправился учиться Кроули в 1895 году он решил взять себе новое имя и подписался Эдвардом Алистером Кроули. В колледже он изучал психологию, философию и экономику, а в последствие английскую литературу. Там же, в колледже, он начал увлекаться магией, мистикой, алхимией и оккультизмом. Любил играть в шахматы, увлекался альпинизмом. Обучение в колледже вскоре стало раздражать Кроули своей монотонностью.
Мистик утверждает, что 31 декабря 1896 года его жизнь серьезно изменилась. Тогда он был в Стокгольме, и около полуночи к нему вдруг пришло понимание того, что он обладает мистическими силами, которые до сей поры были скрыты, он как бы открыл в себе вторую — животную натуру, которая молчала под прикрытием всемогущего и вездесущего святого духа, цветущего в его душе. По его словам, он испытал высший духовный экстаз.

В следующем году, когда Алистер тяжело заболел, он испытал второй мистический опыт. Под гнетом болезни он задумался о том, как бренно и бессмысленно человеческое существование перед лицом смерти. Именно в тот момент он решил прославиться и оставить след после своей смерти. А для этого он должен заниматься тем, чем никто и никогда раньше не занимался, и идеальным материалом для этого оказался духовный мир. Ведь само тело и мозг не имеют никакого значения без такого орудия, как душа. Он решил, что началом к изучению духовного мира непременно должно послужить личное взаимодействие с дьяволом и изучение черной магии.
Впрочем, встав на свой магический путь Кроули добился даже большей известности, чем хотел.



В этом же году Кроули решил изучать русский язык и отправился в Санкт-Петербург, однако из этой затеи ничего не вышло потому, что язык оказался очень сложным, и его изучение было таким же скучным и монотонным, как и обучение в колледже. Алистер покинул Россию, но эта поездка произвела на него неизгладимое впечатление.
В возрасте двадцати трех лет Кроули уходит из Кембриджского университета и издает свою первую поэтическую книгу «Акелдама» («Место для погребения странников» или «Философская поэма»).
В этом же году становится участником магического ордена «Золотая заря». Приверженцы ордена (его еще называют «герметическим орденом») практиковали занятия алхимией, магией и теургией (это практическое воздействие путем обрядов на ангелов, архангелов, богов и демонов). Это было самое влиятельное оккультное сообщество в Англии в конце девятнадцатого века.
Там он занимается мистицизмом, после развала ордена мистик отправился в Мексику, где продолжил свои занятия и опыты. Он активно занимался Раджа-Йогой и медитацией, которой в своем онтологическом эссе «Берашит» приписывает свойства ритуала, способствующего достижению целей путем концентрации мыслей и внимания на желаемом объекте, а так же приводит некоторые замечания по ритуальной магии.

Отношения и секс

Кроме мистицизма, у Кроули была еще одна страсть — секс. И этому своему увлечению (если можно это так назвать) он отдавался сполна. Мистик вел очень активную сексуальную жизнь, совершенно не сдерживая своих желаний и пороков. Он считал, что секс очень полезен в творческом и интеллектуальном плане. А будучи страстной личностью, к тому же обладающей внушительным капиталом, Кроули чаще всего пользовался услугами девушек легкого поведения, не обремененным особым умом, культурой и интеллектом.
Если воздержание составляло более сорока восьми часов, его ум притуплялся. При помощи плотских утех он утверждался в своих магических способностях, они были для него вызовом христианской вере и «Плимутскому братству».
Отношение его к женщинам было враждебным, сказались его отношения с собственной матерью, он считал, что женщинами нужно пользоваться, относиться к ним как к одному из жизненных удобств и притеснять их, именно для этого они и нужны. Хотя, в то же время, признавался, что ему хорошо в обществе женщин и он считал своим долгом давать им сексуальное удовлетворение.
А в своих стихах Кроули превозносит и идеализирует женщин, либо дает им метафорическое изображение демонов, которые жаждут секса. Существуют некоторые предпосылки утверждать, что Алистер Кроули, кроме свободных гетеросексуальных отношений, не пренебрегал садомазохизмом и гомосексуализмом. Последнее в те времена считалось уголовным преступлением и рассматривалось в суде, по этой причине самим Кроули особо не афишировалось.
Кроули не выносил рутину, постоянно путешествовал, искал новые впечатления и новые мысли. Он путешествовал по разным экзотическим местам, какое-то время жил в Лондоне и Париже, где познакомился с людьми, которые сыграли значительную роль в его дальнейшей судьбе, в частности с Джеральдом Келли и его сестрой Роуз.
Мистик был ярым противником брака, так как считал, что это ограничивает человеческую свободу, презирал моногамию. Однако, эти убеждения не помешали ему жениться, хотя и по расчету, и даже не один раз, но об этом дальше.
 
Женитьба и «алые женщины»
Роуз была помолвлена с адвокатом, но не по собственному желанию, а по причине сурового диктата ее матери. Сама Роуз состояла в любовной связи с женатым мужчиной. Она рассказала Кроули свою историю, вызвав тем самым его возмущение (ему самому ранее приходилось испытывать на себе давление со стороны своей матери).


                                 Роуз и Алистер со своим ребенком

Кроули решил помочь Роуз весьма странным способом — он предложил ей вступить с ним в якобы фиктивный брак. Когда все произошло, Алистера одолевали двойственные чувства, но он успокаивал себя тем, что ему не придется жить с ней под одной крышей, а просто он сделал ее свободной. После обряда у местного шерифа молодожены расстались.
Роуз вернулась к матери и брату, которые были вне себя от ярости, а ее, жених адвокат пытался расторгнуть неугодный брак. Однако, в последствие «новоиспеченные» муж и жена прониклись друг к другу не только дружескими, но любовными чувствами.
Кроули даже решил, что им необходим настоящий медовый месяц, и они отправились в путешествие, во время которого даже умудрились провести ночь в главном зале Великой пирамиды в Гизе. Мистик таким образом хотел показать жене, какой он маг. Там он читал книгу заклинаний, совершая магический ритуал вызова египетского бога Гора, после чего пещера наполнялась особым светом, а к утру Роуз просто лишилась чувств.
Но во время этого опыта Кроули понял, что с его женой вступила в контакт какая-то магическая сущность. Роза стала для Кроули настоящей «алой женщиной» — это женщина, которая может вступать в контакт с духами и сущностями и передавать их послания.
Она даже однажды во время магического обряда привела мужа в музей, находящийся в достаточном отдалении от места проведения самого обряда, и указав на полку с экспонатами заявила, что это тот, кто ждет Кроули. На полке стоял бог Гор, а его номер в музейном каталоге был 666.

У Роуз и Алистера родился один ребенок — девочка, которая умерла в возрасте двух с половиной лет, через некоторое время в семье Кроули появился второй ребенок, тоже девочка, которую назвали Лола Заза. За период брака с Роуз (а точнее в 1907 году) Кроули основал свой собственный ордер «Серебряная звезда», продолжая свои оккультные эксперименты.
В 1909 году супруги развелись по настоянию Кроули из-за алкоголизма Роуз.
Следующей женщиной, которой серьезно увлекся Кроули, не считая череду случайных связей, в 2010 году стала тридцатилетняя австралийская скрипачка Лейла, тогда он написал рассказы «Лиса» и «Скрипачка» (буквально в первый дни их знакомства). Лейла не была «алой женщиной», но под ее музыку он устраивал различные магические ритуалы.
Следующей спутницей и по совместительству «алой женщиной» для Кроули стала подруга Айседоры Дункан — Мери.
Кроули лечился от бронхита при помощи опиума, сон приснившийся ему под воздействием наркотических паров, он описал в своем рассказе «Уловка».



Учение Телемы
Кроули был поклонником творчества писателя Франсуа Рабле, его роман «Гаргантюа и Пантагрюэль» (Там упоминается французское слово «Thélème», так называлось аббатство, приверженцы которого придерживались принципа «делай что хочешь») подвиг Кроули к созданию собственного учения Телемы.

Постулаты учения Телемы Кроули:

*человек волен делать то, что хочет, это и есть закон;

*любой мужчина и любая женщина, то есть каждый человек — это звезда;

*любовь рассматривается только в соответствие с волей, это закон;

*у человека нет другого права, кроме поступков в соответствие со своей истинной волей.

Система Телемы Кроули изложена им на бумаге в «Книге закона» в Египте, во время медового месяца со своей женой Роуз. Сам мистик говорил, что книга была написала за три дня под диктовку ангела-хранителя, Айвасса, которого он не только слышал, но и, поглядывая на него тайком (смотреть на Айвасса запрещалось), видел его.
Маг считал истинным смыслом человеческого бытия истинную волю. Каждый человек, по его мнению, должен с помощью сознания одержать верх над подсознательным, он должен найти свою истинную волю — это и есть цель всей жизни. Причем в этом поиске не требуется помощи Бога или каких бы то ни было религиозных писаний и руководств.

В 1944 году маг написал самую последнюю из особо значимых книг под названием «Книга Тота», в ней он интерпретировал учение о картах таро. Он считал, что козырные карты колоды таро являются символами всех энергий вселенной, он решил создать новую колоду, в которой бы неотступно прослеживались все принципы его «Книги Закона».
Новую колоду, состоящую из семидесяти восьми карт он создавал с помощью художника Фриды Харрес.

Умер Алистер Кроули в возрасте семидесяти двух лет в Великобритании от астмы 01.12.1947 г.
Слушай музыку, маму и сердце

 



Оффлайн cherry

  • Гл. модератор
  • Живу я тут
  • *****
  • Сообщений: 7499
  • Лайков: 4651
  • Карма: 1232
Жить и умереть ради папуасов

Имя Миклухо-Маклая хорошо известно каждому: выдающийся этнограф сделал многое для исследования быта коренного населения Новой Гвинеи. Обывателям казалось, что его жизнь сродни захватывающему дух приключению, на самом же деле великий путешественник сталкивался с огромными трудностями в своей работе, его постоянно одолевали болезни.



Миклухо-Маклай прожил всего 41 год и с детства постоянно отвоевывал право на жизнь. Вначале он перенес воспаление легких, позже была малярия и лихорадка, эти болезни провоцировали постоянные обмороки, припадки бреда. Смерть Маклая вообще была вызвана заболеванием, которое врачи не сумели диагностировать: у ученого болела челюсть, у него не функционировала одна рука, и были сильнейшие отечности ног и живота. Много лет спустя во время перезахоронения останков Маклая были проведены исследования, в результате которых было установлено: у Маклая был рак челюсти, и метастазы распространились по всему телу.
Так чего же добился этот человек в жизни?


В конце XIX века ученые не имели точного представления, откуда на планете Земля появился человек. Впрочем, не имеют они его и сегодня. Но только тогда с опубликованием в 1859 г. книги "Происхождение видов" Чарльза Дарвина казалось, что долгожданный ответ вот-вот будет найден. Хотя эта теория и расколола общество. Очень многие не соглашались с тем, что человек не является творением Божьим, а произошел от обезьяны.

Именно в это время исключенный за приверженность идеям Чернышевского из петербургского университета молодой русский студент Николай Миклухо-Маклай оказывается в Европе. В Германии его учителем становится ярый дарвинист Эрнст Геккель. Тогда же йенский профессор выдвинул теорию, согласно которой в историческом прошлом между обезьяной и человеком существовало промежуточное звено, исходный материал, от которого в дальнейшем и произошли все расы. Молодой ученый становится ярым сторонником этой идеи и решает найти эту исходную форму, которая, по его мнению, еще сохранилась на Земле: на Филиппинах, островах Меланезии и Малакке. Двадцатитрехлетний исследователь решает отправиться туда, где до него еще не побывали этнографы. Он считает, что на Новой Гвинее ему уж точно удастся обнаружить искомое и обогатить человечество невиданным научным открытием.

Вся эта затея вряд ли бы смогла осуществиться, если бы председатель Российского Географического общества Великий князь Константин Николаевич не решил использовать молодого ученого в своих целях. Он надеялся, что Миклухо-Маклай сможет наладить добрые отношения с папуасами и найдет подходящие бухты для стоянок русских кораблей. К длительному плаванию по Тихому океану как раз готовился корвет "Витязь". Его капитан получил приказ взять на борт ученого, который будет заниматься изучением губок или чего-то в этом роде. Этнограф получает отдельную каюту и все необходимое для длительной жизни среди дикарей. После утомительного многодневного плавания корабль наконец бросил якорь у берегов Новой Гвинеи в заливе Астролябии. Место было выбрано самим Миклухо-Маклаем.



Первая экспедиция этнографа в Новую Гвинею датируется 1871 годом. Путешественник добрался к далекой земле на корабле «Витязь» и остался жить с аборигенами. Правда, первая встреча не обошлась без эксцессов: местные встретили корабль дружественно, согласились подняться на борт, но когда уходили, услышали залп и, конечно же, испугались. Как оказалось, залп был дан в качестве приветствия новых «друзей», но аборигены задумки капитана не оценили. В итоге Маклай уговорил единственного оставшегося на берегу смельчака стать его проводником.

Парня звали Туй, он помог Маклаю войти в контакт с жителями прибрежных деревень. Те, в свою очередь, построили исследователю хижину. Позже Туй получил серьезную травму – на него упало дерево, Маклай смог вылечить мужчину, за что получил славу целителя, прибывшего… с Луны. Гвинейцы всерьез считали, что в обличии Маклая к ним пришел прародитель рода Ротей.

Маклай прожил год с папуасами, за это время в России уже успели опубликовать официальный некролог, поскольку никто не верил, что в тех условиях было возможно выжить. Правда, экспедиция на корабле «Изумруд» все же прибыла его забирать в установленный срок. Этнограф направил предложение в Россию организовать на Берегу Маклая российский протекторат, но инициатива была отклонена. А вот в Германии идея получила одобрение, и вскоре Гвинея стала немецкой колонией. Правда, на местных жителях это отразилось негативно: среди племен начались войны, многие папуасы погибли, деревни опустели. Организовать независимое государство под предводительством Миклухо-Маклая оказалось нереальной задачей.



Много лет спустя на месте хижины Маклая учеными из Советского Союза был поставлен скромный памятник. Или, вернее, мемориальный камень, который напоминает нам о первом настоящем ученом, посетившем эти гиблые места. Можно сказать, что это один из самых забытых и малопосещаемых памятников на земле.

Сейчас местные жители могут вам показать, где здесь находится камень, поставленный в честь "Тамо русс". Такое вот почетное прозвище 130 лет назад получил наш авантюрный соотечественник. Местные жители, как известно, не только не убили Миклухо-Маклая, но даже признали его чем-то вроде вождя — "тамо боро боро". И когда через год он собрался уезжать, дикари слезно просили его остаться, обещая ему жен, еду и множество других незатейливых туземных радостей. Когда же дело дошло до колонизации этих мест Германией и представители немецкой администрации попытались зайти в запертый заброшенный домик ученого, то папуасы решительно воспротивились этому. Они все еще верили, что Миклухо-Маклай обязательно вернется.



Несмотря на такой букет заболеваний, Миклухо-Маклай постоянно путешествовал, он объездил самые удаленные уголки нашей планеты и не боялся бывать там, где не ступала нога цивилизованного человека. Ученый стал первооткрывателем Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании, до него никто не интересовался бытом коренного населения этих территорий. В честь экспедиций этнографа местность названа «Берегом Маклая».

Чем же заслужил русский ученый такую любовь дикарей? Он был одним из немногих, кто отнесся к ним просто по-человечески, то есть как к равным, хотя и называл их несколько снисходительно "своими папуасами". Наверное, так оно на самом деле и было, поскольку еще долгое время стоило путешествующему по этим местам произнести имя Маклая, как перед ним открывались все двери, а самые свирепые туземцы становились безопаснее ягнят.

Впрочем, это сослужило им в конечном итоге недобрую службу. В октябре 1884 г. в этих местах появился немецкий этнограф Финш. Он выдал себя за брата Маклая и добился тем самым расположения папуасов. А дальше произошло то, чего больше всего опасался Миклухо-Маклай. Северо-восточная часть Новой Гвинеи стала немецкой колонией. Ни о каком независимом папуасском союзе, о котором так мечтал русский ученый, речи идти уже не могло. Попытки основания на этих берегах русской колонии также провалились. У русского правительства в ту пору были совсем другие заботы, нежели организация поселения на забытом Богом клочке суши неизвестно где.

Естественно, что исходный материал, подтверждавший бы теорию Геккеля, ученым также не был найден. Причем ни на Новой Гвинее, куда Миклухо-Маклай возвращался еще дважды, в 1876 и 1883 гг., ни на Малакке, ни в Индонезии. Не было найдено даже следов той эмбриональной формы, от которой должен был пойти процесс раздвоения человечества на черных и белых. Тем не менее ученым был собран богатейший научный материал. Он лег в основу дневника, который, к сожалению, был полностью опубликован лишь в 1923 г., через 35 лет после смерти великого исследователя. Эта книга, которую он дописывал уже в бреду, стала делом всей его жизни, поскольку больше у него не осталось ничего.

Интересной была и личная жизнь путешественника: несмотря на постоянные болезни и разъезды, он успевал завязывать отношения с девушками. Пожалуй, самой экстравагантной оказалась история с пациенткой, которую Маклай лечил, когда проходил медицинскую практику. Девушка умерла, завещав ему череп в знак вечной любви. Из него этнограф сделал настольную лампу, которую потом всегда брал с собой в путешествия. Сохранились сведения и о романах Маклая с девушками из папуасских племен.

Были двое сыновей и жена - Маргарет Робертсон, дочь бывшего премьер-министра Нового Южного Уэльса, дома в Сиднее и Петербурге, но в письме к брату незадолго до смерти он признается: "В деле относительно берега Маклая я потерпел почти что полное фиаско". Если же добавить к этому смерть в 42 года от многочисленных болезней, перенесенных во время своих путешествий, то получится, что жил он и умер только ради папуасов. Что же сегодня его мечта исполнилась - Папуа - Новая Гвинея независимое государство, а на берегу Маклая, где с тех пор практически ничего не изменилось, еще помнят русские слова.
Нужно только задаться вопросом - и жизнь сама подарит на него ответ.




Оффлайн джейран

  • Гл. модератор
  • Наш человек
  • *****
  • Сообщений: 3880
  • Лайков: 4061
  • Карма: 908
Страсти по изумруду
 
От тюрьмы и от сумы не зарекайся. В справедливости этой пословицы смог убедиться русский мастер Яков Васильевич Коковин. Блестяще одаренный бывший крепостной получил вольную и стал искусным камнерезом, чьи работы нынче украшают Эрмитаж. Он был обласкан вниманием русских царей, но по доносу обвинен в воровстве. Имя его надолго стало олицетворением мошенничества.

Подземная кладовая
В мире драгоценных камней есть такие, которые называются историческими. Высокая стоимость – не единственное их достоинство. Эти минералы могут похвастаться интересной судьбой и богатой историей. О них слагают легенды, им поклоняются, за ними охотятся, они становятся героями книг. К ним можно смело отнести и изумруд Коковина, который в ряду собратьев стоит особняком. Он поневоле стал виновником большой трагедии.
А ведь как хорошо все начиналось! В 1831 году случилась сенсация. На Урале нашли изумрудные копи, равных которым не было. Изумруд всегда ценился очень высоко, бывали периоды, когда он стоил дороже алмазов. Самые большие изумрудные месторождения находились в Древнем Египте. Потом - в Колумбии. До 1831 года они были единственным местом по добыче изумруда в мире. И вот в декабре 1830 года смолокур Белоярской волости Максим Стефанович Кожевников заметил в корнях вывороченного бурей дерева на берегу реки Токовой зеленые камешки. Он принял их за аквамарины и сообщил о находке начальнику Екатеринбургской гранильной фабрики Якову Васильевичу Коковину. Выяснилось, что камни – это редкостные по красоте изумруды. Вскоре на реке Токовой в мерзлой земле начали бить шурфы. 23 января отыскали изумрудную жилу. Камни представляли собой изумруды замечательного цвета и отменного качества. Коковин взялся сам обработать камни - он знал толк в этом деле, даром, что был из крепостных.

Уральский самородок
Яков Васильевич Коковин родился в 1787 году в небольшой уральской деревушке недалеко от тихого уездного городка Горный Щит. И дед, и отец - крепостные мастера-камнерезы - трудились на мраморном заводе. Яков невероятно преуспел в семейном деле. Его заметили и перевели в Екатеринбург на гранильную фабрику. На него обратил внимание сам уральский горнозаводчик и благотворитель А. С. Строганов. По его ходатайству «молодому специалисту» дали вольную и приняли в 1799 году в Академию художеств сразу в два класса – модельерный и скульптурный. В 1804 году на академическом конкурсе он завоевал вторую серебряную медаль «За лепление с натуры», а в 1806 году закончил Академию с золотой медалью и был «удостоен первой степени аттестата, жалован шпагою и чином 14-го класса и назначен в чужие края». Но уехать в Европу Коковину помешала война, развязанная Наполеоном. Принимавший в судьбе своего протеже деятельное участие Строганов определил его на бронзовую фабрику при Академии. А после смерти патрона в 1811 году Яков Васильевич вернулся на родину и стал работать на гранильной фабрике. Там же трудился мастером его отец. Сын семимильными шагами взбирался по служебной лестнице и скоро стал «командиром фабрики». Занимая директорское кресло, Коковин продолжал заниматься «камнерезным делом». Его работы ценились высоко, многие украсили Эрмитаж.
Настоящий энтузиаст, в поисках новых месторождений он исколесил весь Средний и Южный Урал, побывал в казахстанских степях. Кроме залежей яшмы, открыл месторождения наждака, который до этого завозили в Россию из Европы. Кроме того, Коковин спроектировал станки для обработки камня.
В сентябре 1824 года Екатеринбургскую гранильную фабрику посетил император Александр I. По возвращении в столицу он не скрывал своего восхищения: «Там, в Екатеринбурге, есть мастер Коковин, и я им совершенно доволен». После такой оценки Екатеринбургская гранильная фабрика расцвела – императорский двор выделял для нее средства, давал большие заказы. Коковин никогда не подводил: все заказы выполнялись в срок и в лучшем виде. За добросовестный труд камнереза наградили золотыми часами, перстнем с бриллиантом и орденами.
Воодушевленный успехом, Коковин взялся за изготовление вазы из яшмы. Только несколько лет мастер работал над рисунком вазы. Затем долго искал подходящий кусок калканской яшмы, но камень оказался с браком, и все лето 1825 года камнерез провел в поисках нового монолита. Наконец, нашел что искал, с трудом доставил в Екатеринбург и приступил к работе. Однако закончить вазу Яков Васильевич не сумел из-за поклепа, который на него навели злоумышленники.



Поворот судьбы
Выработка уральских изумрудов, открытая крестьянином Кожевниковым и камнерезом Коковиным, оказалась нестабильной. В отдельные годы камней находили мало. Это и стало поводом для проведения ревизии. В 1835 году в Екатеринбург приехал статский советник Департамента уделов некто Ярошевский и описал все находившиеся в кабинете Коковина самоцветы. Особой строкой в докладе значился изумруд весом 400 граммов, равному которому никогда в мире не было. Камни запаковали в деревянные ящики, запечатали и отправили в Петербург. Но куда?
В это время Департамент уделов возглавлял Лев Перовский, незаконнорожденный сын графа Алексея Кирилловича Разумовского.
Перед представителем золотой молодежи Львом Перовским были открыты все двери. Он выбрал военную службу и быстро продвинулся по карьерной лестнице – в 27 лет уже полковник. В то время в моду вошли тайные общества, и Лев Перовский вошел в Союз благоденствия. После восстания декабристов Лев Алексеевич сумел избежать суда, поскольку, говоря современным языком, сдал всех соратников. «Характер имел твердый, настойчивый, готов был прошибить каменную стену, лишь бы достигнуть своей цели», - писал о нем некто В. И. Панаев, служивший в Департаменте уделов. Страстью Перовского были самоцветы. О его коллекции ходили легенды.
По наущению Льва Перовского его подчиненный некто Д. Казин отправил Коквину письмо следующего содержания: «…прошу Вас вступить со мною по предмету закупки каменья в коммерческую совершенно в частном виде спекуляцию. Извещаю Вас, что сие предложение делается мною с ведома вице-президента Департамента уделов Его Превосходительства Льва Алексеевича Перовского, признавшим сей способ приобретения каменья самым верным средством к снабжению оными фабрики, а также я прошу Вас за поручение сие назначить в пользу свою известные в коммерции проценты за комиссию и быть совершенно уверенным, что труды Ваши по сей операции останутся без особого внимания начальства…». Ответ Коковина был краток: «Пока служу, никаких сторонних выгод желать и искать не могу… служба того не позволяет… А чтобы быть полезным Петергофской фабрике, с совершенным удовольствием готов служить Вам для выгоды казны без всяких коммерческих видов… доставленных со стороны Вашей». Перовский затаил злобу и решил извести Коковина.
Именно его рук дело – обыски в служебной квартире и кабинете Якова Васильевича. Перовский добился своего: ящики с камнями оказались у него.



Твой дом - тюрьма
Слухи об уникальном изумруде дошли до придворных кругов, но никто не мог увидеть редкий изумруд – он бесследно исчез. Сведения о пропаже дошли до Николая I, он отдал приказ провести следствие, которое поручил… Перовскому. Дальше события развивались стремительно. Царский фаворит прибыл в Екатеринбург, снял Якова Коковина с должности директора фабрики, обвинив в воровстве камня. Якова Васильевича арестовали, лишили орденов, дворянства и сослали в Сибирь. Мастер провел в тюрьме два года, вышел из нее тяжелобольным человеком. В 1839 году обратился с просьбой к царю о пересмотре дела, а после скончался.
Дальше след изумруда Коковина затерялся на десять лет. А затем его приобрел для своей коллекции граф Кочубей у… Льва Перовского. После революции изумруд оказался за границей, откуда его выкупило советское правительство. Нынче злосчастный камень хранится в минералогическом музее Москвы им. Академика Ферсмана, который много сделал для восстановления доброго имена Якова Коковина.



Любовь Дьякова

Оффлайн Yufa

  • Пользователь
  • Наш человек
  • **
  • Сообщений: 3866
  • Лайков: 2889
  • Карма: 846
  • Загляни внутрь себя и найди силу там
Одна из самых трогательных историй в жизни Маяковского произошла с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву.



Между ними не могло быть ничего общего. Русская эмигрантка, точеная и утонченная, воспитанная на Пушкине и Тютчеве, не воспринимала ни слова из рубленых, жестких, рваных стихов модного советского поэта, «ледокола» из Страны Советов.

Она вообще не воспринимала ни одного его слова, — даже в реальной жизни. Яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на последнем дыхании, он пугал ее своей безудержной страстью. Ее не трогала его собачья преданность, ее не подкупила его слава. Ее сердце осталось равнодушным. И Маяковский уехал в Москву один.

От этой мгновенно вспыхнувшей и не состоявшейся любви ему осталась тайная печаль, а нам — волшебное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» со словами: «Я все равно тебя когда-нибудь возьму - Одну или вдвоем с Парижем!»

Ей остались цветы. Или вернее — Цветы. Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой приносили букет самых красивых и необычных цветов — гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, чайных роз орхидей, астр или хризантем. Парижская фирма с солидным именем четко выполняла указания сумасбродного клиента — и с тех пор, невзирая на погоду и время года, из года в год в двери Татьяны Яковлевой стучались посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой: «От Маяковского». Его не стало в тридцатом году — это известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы. Она уже привыкла к тому, что он регулярно вторгается в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы. Они не виделись, но факт существования человека, который так ее любит, влиял на все происходящее с ней: так Луна в той или иной степени влияет на все, живущее на Земле только потому, что постоянно вращается рядом.

Она уже не понимала, как будет жить дальше — без этой безумной любви, растворенной в цветах. Но в распоряжении, оставленном цветочной фирме влюбленным поэтом, не было ни слова о его смерти. И на следующий день на ее пороге возник рассыльный с неизменным букетом и неизменными словами: «От Маяковского».

Говорят, что великая любовь сильнее смерти, но не всякому удается воплотить это утверждение в реальной жизни. Владимиру Маяковскому удалось. Цветы приносили в тридцатом, когда он умер, и в сороковом, когда о нем уже забыли. В годы Второй Мировой, в оккупировавшем немцами Париже она выжила только потому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты. Если каждый цветок был словом «люблю», то в течение нескольких лет слова его любви спасали ее от голодной смерти. Потом союзные войска освободили Париж, потом, она вместе со всеми плакала от счастья, когда русские вошли в Берлин — а букеты все несли. Посыльные взрослели на ее глазах, на смену прежним приходили новые, и эти новые уже знали, что становятся частью великой легенды — маленькой, но неотъемлемой. И уже как пароль, который дает им пропуск в вечность, говорили, улыбаясь улыбкой заговорщиков: «От Маяковского». Цветы от Маяковского стали теперь и парижской историей. Правда это или красивый вымысел, однажды, в конце семидесятых, советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю в юности, от своей матери, и всегда мечтал попасть в Париж.

Татьяна Яковлева была еще жива, и охотно приняла своего соотечественника. Они долго беседовали обо всем на свете за чаем с пирожными.

В этом уютном доме цветы были повсюду — как дань легенде, и ему было неудобно расспрашивать седую царственную даму о романе ее молодости: он полагал это неприличным. Но в какой-то момент все-таки не выдержал, спросил, правду ли говорят, что цветы от Маяковского спасли ее во время войны? Разве это не красивая сказка? Возможно ли, чтобы столько лет подряд… — Пейте чай, — ответила Татьяна — пейте чай. Вы ведь никуда не торопитесь?

И в этот момент в двери позвонили… Он никогда в жизни больше не видел такого роскошного букета, за которым почти не было видно посыльного, букета золотых японских хризантем, похожих на сгустки солнца. И из-за охапки этого сверкающего на солнце великолепия голос посыльного произнес: «От Маяковского».




(click to show/hide)

Слушай музыку, маму и сердце

 



Оффлайн Twilight


28 ГЕЕВ, КОТОРЫЕ ИЗМЕНИЛИ ИСТОРИЮ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Гай Юлий Цезарь, Тиберий, Петр I, Александр I, Густав III, Михаил Илларионович Кутузов – это всего лишь единицы из бесконечного списка правителей и политиков нетрадиционной сексуальной ориентации, влияющих на мировую историю от начала времен и до нашего времени.

Когда Юлий Цезарь стал императором, сенатор Цицерон обвинял главу государства в проституции.

Дословно: «Цезарь сделал из своей задницы трамплин для государственной карьеры!».

Во дворец к 40-летнему Никомеду IV, последнему царю Вифинии, Цезарь пришел в 19-летнем возрасте и в течение трех лет продавал ему свое тело за очень скромную сумму денег.

В виду собственных комплексов, Гай Юлий Цезарь тратил огромные деньги из государственной казны на покупку молоденьких мальчиков с пышной копной волос на голове, но исключительно безволосой грудью. Однако, Цезарь был далеко не последним гомосексуалистом, правившим римской Империей, и не самым распутным.

Например, по сравнению с позже правившим Тиберием, Цезарь был просто ангелом во плоти. К тому же Тиберий был еще и педофилом. Престарелый правитель был уже не в состоянии самостоятельно добиться эрекции, поэтому перед непосредственным половым актом, он требовал, чтобы его возбуждали младенцы, которых матери добровольно отдавали извращенцу, буквально отрывая от груди, и они, повинуясь врожденным инстинктам, сами сосали его член.

12-летние мальчики, во время купания Тиберия в пруду, плавали голышом вокруг него, проплывали у него между ног, задевая гениталии. А 16-летние юнцы занимались у него на глазах групповым анальным сексом, выстроившись паровозиком, а сам глава государства, когда эрекция все же наступала, пристраивался сзади, замыкая, таким образом, паровозик.

Вы считали, что Ричард Львиное Сердце образец средневекового рыцаря? Да, это так, но рыцарем он был отнюдь не для дам — его сердце окончательно и бесповоротно принадлежало французскому королю Филиппу II Августу, с которым он сдружился еще в 23-летнем возрасте так близко, что в течение года делил с ним одну постель. Совместно они пережили не мало, даже организовали крестовый поход на Иерусалим, но разрушила их отношения самая банальная ревность. Филипп так и не смог простить любовнику, что его народ любил на много больше короля, который, к слову, был на 8 лет моложе Ричарда.

Шекспир же женился в результате гетеросексуального эксперимента, Вильямом Шекспиром в 34-летнем возрасте, и обнаружили, что в 20 сонете, он воспевает особу, оказавшуюся парнем, но бывшим красивым, словно девушка. От мужского начала у него был только член. «Твоя любовь принадлежит мне, хотя ты был создан, чтобы доставлять удовольствие женщинам», — признается Вильям своей зазнобе.

Русский император Петр I пришел к власти в 17 лет, и к этому возрасту, он уже был знаком с анальным сексом. Помог ему с этим швейцарец Франц Яковлевич Лефорт. Императорский любовник получил звание адмирала, а вскоре привел к Петру уличного торговца пирожками, по имени Сашка Меншиков. Вплоть до смерти Лефорта в 1699 году они практиковали секс втроем. Оставшись вдвоем двое 27-летних амбициозных правителя объездили всю Европу, решая государственные вопросы и устраивая сексуальные оргии. Позже Меншиков подарил Петру свою бывшую любовницу Катю, которая, вступив в брак с Петром I, стала Екатериной I.

Автор книги «Гей история» Йиржи Фанел решил ответить на вопрос, волнующий людей со времен Петра I: какой же у него был размер пениса? Ведь поговаривают, что он был владельцем особо габаритных достоинств. Йиржи навел справки и узнал, что член российского императора составлял 28 сантиметров в длину и 8 сантиметров в диаметре.

Следующий правитель — педераст матушки России – Александр I, что подтверждено сохранившейся перепиской царя. Наполеон Бонапарт однажды признался: «Александр – самый красивый мужчина, который живет на земле. Обидно, что он гей, а то немало француженок хотели бы попробовать его тело».

Любовником Александра был швед Густав Мориц Армфелд – красивый барон и генерал, всю жизнь кочевавший по постелям сильных мира сего, и к Александру попал прямо из койки шведского императора Густава III.

Михаил Илларионович Кутузов всю жизнь спал с такими же военными, как он сам, и умер в момент, когда свой же русский солдат делал ему минет. Сердце полководца не выдержало, и он покинул мир земной, оставив свой пенис во рту у солдата.

Список мужского гомосексуализма разбавила Екатерина II, несколько раз поэксперементировав в постели не с мужчиной, а с женщиной. Но опыт был неудачен и закончился грандиозным скандалом на почве ревности и ссылкой любовницы Екатерины II Екатерины Дашковой в провинцию.

Американский президент Джордж Вашингтон женился исключительно под давлением общества, и то на 28-летней вдове с двумя детьми. Не смотря на это, всю свою жизнь имел отношения с Александром Гамильтоном, своим секретарем и спичрайтером, пришедшим в дом к Вашингтону в 19 лет.

Директор русской контрразведки долго не мог понять, почему засланной им в вену красавице – шпионке не удалось заманить Альфреда Виктора Редла в постель и уговорить стать двойным агентом. Когда понял – заулыбался и в Вену поехал 20-летний офицер. Через 2 недели сексуальных оргий начальник австро-венгерской контрразведки начал работать на Россию.

Позже он лично возглавлял поиск русского шпиона в штабе, являясь этим самым шпионом. Таким образом, он вел двойную, даже, можно сказать, тройную жизнь 12 лет: на работе он сдавал друг другу австрийских агентов в Санкт-Петербурге и русских в Вене, а в свободное время переодевался женщиной и отрывался в притонах, так как являлся не только педерастом, но и трансвеститом. Благо, на отдых хватало тех бешеных денег, которые он зарабатывал в разведке. Но в 1913 году Редл был разоблачен, и рано утром на рассвете, зная, что через несколько минут за ним придут, Альфред Виктор Редл застрелился.

Томас Эдвард Лауренс, известный как Лауренс из Аравии, в 1916 году поднял восстание арабов против турецкого ига вместе с эмиром Фейсалом. По пришествии эмира на пост первого короля Ирака, в народе получил прозвище «некоронованный король». В Ираке Томас познакомился с молодым погонщиком ослов Дагамом, который, в свою очередь, вылечил любовника от малярии и переехал вместе с ним в Лондон, пристроив его в лондонский университет. Благодарный Лауренс купил им двоим домик, но в 1918 году Дагам умер от тифа, а Томас так и прожил остаток жизни в одиночестве. Мемуары он посвятил таинственному С. А. Это полное имя Дагама – Салим Ахмед.

Любовь всей жизни Петра Ильича Чайковского – помещик Владимир Шиловский, спонсировавший композитора и возивший за свой счет его по Европе. Но счастье любовников было не долгим. Еще молодым Шиловский умер от чахотки. Зато по сохранившейся переписке Чайковского со своим братом Модестом, тоже голубым, можно снимать фильм. Он писал брату: «Я все время вспоминаю Володю, он снится мне каждую ночь».

В 37-летнем возрасте Чайковский решил попробовать стать гетеросексуалом и женился, но брак ввел композитора в такую депрессию, что он, решив покончить жизнь самоубийством, простоял несколько часов в холодной Неве-реке, рассчитывая простудиться и умереть, но врачи Петра спасли. Не получив развода от жены, он искал утех у Лешки Сафронова, пришедшему к ним в дом в 14 лет и вскоре исполнявшему не только обязанности слуги. Сафронов же и хоронил Чайковского. Однако после смерти Шиловского Петр Ильич так и не нашел себе постоянного спутника и менял сексуальных партнеров с завидной скоростью, шатался по европейским притонам и однажды даже переспал с чернокожим.

Модест Петрович Мусоргский безответно любил художника Гартмана и изрядно злоупотреблял спиртным. Пытался совратить несовершеннолетнего сына Пауля Наумова, своего друга, приютившего в своем доме Модеста после того, как его выселили из квартиры за неуплату. Один из немногих, с кем Мусоргскому довелось испытать сладости физического удовольствия, это его сосед по общежитию в молодости, по имени Николай Римский-Корсаков. Тот самый, который написал «Снегурочку». Он же доработал часть работ Мусоргского после его смерти.

Ханс Кристиан Андерсен вел уединенный образ жизни, и никогда не имел ни жены, ни друзей, ни любовников. Одним единственным сексуальным опытом детского сказочника стал секс с 14-летним мальчиком. Этот случай Ханс так и не смог забыть за всю жизнь и под впечатлением после этого написал сказку о герое Оле-Лукое.

В 1917 году в России разразился огромный скандал, когда Александр Федорович Керенский застал главу Временного правительства России, Георгия Львова, в Зимнем, делающего солдату минет. Львов любил устраивать дома оргии на манер Римской империи. Был сослан большевиками в Екатеринбург, где обитал по-соседству с царской семьей. Но вскоре ему удалось бежать – через Сибирь в Китай, а оттуда в Париж, где и умер в 1925 году.

Зато на одной из вечеринок у Львова познакомились Сергей Дягелев и Вацлав Нижинский — сын генерала, создатель объединения «Мир искусства», организатор гастролей по всему миру Федора Шаляпина, театральный и художественный деятель и простой артист балета польского происхождения. Русский политик стал первым любовником Нижинского, попавшего в дом ко Львову в 16ти-летнем возрасте в 1906 году. С Дягилевым мальчик познакомился лишь
спустя 3 года.

Вацлав Нижинский скандально славился своей страстью к эксгибиционизму. Не зная мер своим проискам, Вацлав однажды додумался поразмахивать членом со сцены перед залом, где сидел Николай II, за что и был наказан запретом выступать в Мариинском театре. Собственно поэтому он и покидает просторы России в 1911 году. Вслед за ним сорвался и его любовник, работающий в то время над созданием труппы «Русские балеты Дягилева» специально под Нижинского. Однако горький опыт ничему не научил артиста и он продолжал обнажаться также оказавшись в Париже. После очередного скандала за Вацлава заступился скульптор Огюст Роден и добился отмены наказания Нижинского под свое честное слово, за что и был вознагражден ночью любви. Однако Дягилева отнюдь не радовало такое поведения любовника, но окончательно его взбесило то, что Нижинский стал спать с венгерской балериной Ромолой Маркус. На
этом и пришел конец их отношениям.

Также на «голубых» вечеринках у Львова бывал и Михаил Кузмин, поэт, писатель, композитор, автор скандальноизвестного романа «Крылья», запрещенного Троцким как буржуазный и декадентский. Главным персонажем книги стал мальчик, влюбленный во взрослого мужчину. Тайна смерти Кузмина в 1936 году так и не раскрыта до сих пор. Но если бы не смерть писателя, он не избежал бы ареста во время сталинских репрессий.

Михаил Кузмин стал другом и первым любовником ленинского наркома иностранных дел Георгия Чичерина. Они познакомились в школе, но тогда как Кузмин своей ориентации не стеснялся, Чичерина она напротив угнетала. Сильно верующая мать отправила молодого мальчика в Берлин к на прием к экстрасенсу, но сделать из него гетеросексуала тому не удалось.

Основной девиз политики Чичерина: «Живи сам и дай жить другим!» Возможно, не долгой его карьера стала именно из-за не совсем коммунистических взглядов и нетрадиционной ориентации. Но талантливый молодой нарком никогда не шел по стопам своих голубых предшественников, выступающих с гомофобскими заявлениями, которые делали это только ради спасения своей задницы и отвода от себя нехороших подозрений.

Ярослав Гашек, бывший красный комиссар, прославился больше благодаря своему бессмертному солдату Швейку, а не революционной деятельностью. В книге нет ни одной главной главной героини, ни одной истории не рассказано Швейком о своих сексуальных похождениях, все интриги происходят с другими персонажами. Это потому, что Гашек был гомосексуалистом, а Швейка во многом списывал с самого себя. Не похожий на основную массу, следящих за своей красотой педерастов, толстенький, пьющий, шумный и веселый Гашек всю жизнь бросался от одной крайности к другой, за что был прозван друзьями «молодым драконом». Он превращался из бродяги в политика, из завсегдатая гей-притонов — в образцового семьянина. Но, природа быстро брала верх, не давая Гашеку стать примерным мужем. Это даже довело его до попытки самоубийства. Жена постаралась понять мужа и ушла от него, забрав с собой и ребенка. Гашек и Ярмила Майорова остались друзьями.

Однако после первого неудачного брака писатель и революционер решил еще раз попытать счастья и женился на татарке, которую привез в Прагу со своей родины — татарского города Бугульмы. Он прожил с ней несколько дней и бросил. Татарка осталась одна в незнакомой стране.

Эрнст Рем — единственный в мире человек, который был с Гитлером на ты. Друг еще с молодости и соавтор «пивного путча». Прятался в Боливии, пока Гитлер пребывал в заключении. По приглашению фюрера вернулся в Германию в 1930 году. Эрнст Рем был основателем штурмовых отрядов СА, структуры фашистов, которой не было равных до 1934
года.

В течении 2-х лет, с 1931-го по 1933-й, количество человек, состоявших в СА, увеличилось от 100 до 800 тысяч. Эта армия имела свои собственные казармы и тренировочные базы. Именно штурмовики первыми начали уничтожать людей, принадлежащих, по их мнению, к «нечистым» расам и просто неугодных нацистам. Рем — известный педераст, и никогда ни откого этого не скрывал. Так получилось, что на руководящие посты в СА он поставил таких же, и не специально, а благодаря совпадению. В СА царил культ мужского тела — сильного и красивого, что и привело к тому, что вся структура состояла из голубых. Штурмовики, арестовывавшие евреев без разбора, гомосексуалистов не трогали никогда. Но, когда Гитлер перестал доверять Рему, в противовес СА были созданы отряды СС.

Главой СС был назначен Гимлер. 30 июня 1934 года вся командующая верхушка СА съехалась на курорт. В первый день проводили внутренние совещания, а на второй ожидали Гитлера. Но день для них так и не наступил. Та ночь занесена в историю как «Ночь длинных ножей». Все до единого лидеры СА были уничтожены отрядами СС. Они все без исключения лежали в постелях со своими шоферами, адъютантами и секретарями. Фашисты опубликовали в газетах фотографии сексуальных оргий штурмовиков и таким образом оправдались перед обществом за жестокую расправу. Самая сильная структура Германии была уничтожена с необыкновенной легкостью, а ее лидер и организатор Эрнст Рем расстрелян по прикзу Гитлера.

Энди Уорхол — отец «поп-арта». Его «портреты доллара и кока-колы» известны на весь мир. Он же придумал секс по телефону и называл его единственным чистым видом секса. Именно Уорхола считают духовным отцом СПИДа.

Проходившие ежедневно через ателье Энди десятки молодых парней позволяли ему вести работу в довольствие себе: немного поработал — пососал кому-нибудь член, еще поработал — занялся сексом втроем, написал новую картину — пустил по кругу общий шприц с героином. Лысеющий альбинос, почти ослепший, был до крайности застенчивый. Невозможно понять, как в нем могли совмещаться два таких разных человека. Как ни странно, но именно из-за своей робости
Уорхол спал с кем попало без разбору, и кололся сам и давал своим любовникам. В глубине души он мечтал о самой чистой вещи в мире — сексе по телефону.

По утверждению «Гей истории», «Вестсайдская история» — самый любимый мюзикл всех ныне живущих геев. Его автор Леонард Бернстайн замыкает недюжинный труд Йиржи Фанела. В начале карьеры в молодости американскому композитору приходилось спать со многими опытными дирижерами. С некоторыми — для удовольствия, а с остальными — ради карьеры. Сменить такое течение жизни на желанное он смог лишь тогда, когда сам стал знаменитым. Он несколько раз в неделю менял женоподобных мальчиков, которые всегда его окружали. Пять — шесть юнцов выстелали Леонарду постель, плескались с ним в ванне и меняли ему вставные челюсти. Однако одновременно с этим Бернстайн был женат и его жену все время спрашивали, как она все это смотрит и не противно ли ей, что в ее присутствии муж целуется с 20-летними мальчиками. На что она откровенно отвечала: «Я жду его, как ждала всю жизнь… Вдруг однажды он перестанет быть гомосексуалистом? Тогда я по-настоящему буду с ним рядом».

Оффлайн cherry

  • Гл. модератор
  • Живу я тут
  • *****
  • Сообщений: 7499
  • Лайков: 4651
  • Карма: 1232
Re: Занимательные исторические факты и биографии.
« Ответ #28 : Август 16, 2016, 01:14:20 pm »
Загадки и тайны физиогномики



У французского композитора Андре Гретри (1741—1813) было три дочери-погодки: старшей — 16, средней — 15, младшей — 14 лет.

Однажды зимним вечером вместе со своей матерью они отправились на бал, в дом, хорошо им знакомый. Когда Гретри вошел, танцы были в разгаре, и его дочери привлекали всеобщее внимание. Все восхищались их красотой и скромным поведением.
Гретри подошел к камину, где стоял какой-то важный с виду господин. Гретри увидел, что и он не спускает глаз с его дочерей. Но смотрел он на девушек, наморщив лоб, в глубоком и мрачном молчании. Вдруг он обратился к композитору:
— Милостивый государь, не знаете ли вы этих трех девиц?
Почему-то Гретри не сказал, что это — его дочери, и ответил сухо:
— Мне кажется, это — три сестры.
— И я думаю также. Почти два часа они танцуют без отдыха, я смотрел на них все это время. Вы видите, что все от них в восхищении. Нельзя быть прекраснее, милее и скромнее.

Отцовское сердце забилось сильнее, Гретри едва удержался от признания, что это — его дети. Незнакомец продолжал; голос его стал торжественным, с интонациями пророка:
— Слушайте меня внимательно. Через три года ни одной из них не останется в живых!

Слова незнакомца произвели на Гретри ошеломляющее впечатление. Мрачный господин сразу же ушел. Гретри хотел было последовать за ним, но не смог сдвинуться с места: ноги не слушались его. Придя в себя, он начал расспрашивать окружающих о странном человеке, но никто не сумел назвать его имени. Одно лишь выяснилось: он выдавал себя за физиогномиста, ученика знаменитого Лафатера.

«Странное сие предсказание оправдалось, — писал Гретри позже в своих мемуарах, — в течение трех лет лишился я всех дочерей моих...»


Имя Иоганна Каспара Лафатера (1741 — 1801) сейчас забыто, так же как развитая им физиогномика (физиономика). Не вспоминают и талантливейшего из его учеников — венского врача и анатома Франца Галля, дополнившего физиогномику френологией, теорией, согласно которой можно определить характер и судьбу человека по строению его черепа.


Суть физиогномики Лафатера сводилась к следующему. Человек — существо животное, моральное и интеллектуальное, то есть — вожделеющее, чувствующее и мыслящее.

Эта природа человека выражается во всей его фигуре, поэтому, в широком смысле слова, физиогномика исследует всю морфологию человеческого организма. Так как наиболее выразительным зеркалом души человека является голова, то физиогномика может ограничиться изучением лица.

Интеллектуальная жизнь выражена в строении черепа и лба, моральная — в строении лицевых мышц, в очертании носа и щек, животные черты отражают линии рта и подбородка. Центр лица, его главная деталь — глаза, с окружающими их нервами и мышцами. Таким образом, лицо делится как бы на этажи, соответственно трем основным элементам, составляющим душу каждого.

Физиогномика изучает лицо в покое. В движении и волнении его изучает патогномика.
Разработав такую теорию, сам Лафатер не следовал ей на практике. С детства он любил рисовать портреты, был исключительно впечатлительным, и лица, поразившие его красотой или уродством, перерисовывал по многу раз. Зрительная память у него была великолепна. Он заметил, что честность и благородство придают гармонию даже некрасивому лицу.

Лафатер родился в Цюрихе, изучал там богословие и с 1768 года до самой смерти занимал должность сначала приходского дьякона, а потом пастора в своем родном городе. Он продолжал: рисовать уши, носы, подбородки, губы, глаза, профили, анфасы, силуэты — и все это с комментариями. Постепенно Лафатер поверил в свою способность определять по внешности ум, характер и присутствие (или отсутствие) божественного начала в человеке.

Он имел возможность проверять верность своих характеристик на исповедях. В его альбомах были рисунки фрагментов лиц всей его паствы, портреты людей знакомых и незнакомых, выдающихся, великих и обыкновенных. Он анализировал в «Физиогномике» лица великих людей разных времен по их портретам, и некоторые характеристики производили впечатление гениальных психологических догадок.
По Лафатеру, у Фридриха Барбароссы глаза гения, складки же лица выражают досаду человека, не могущего вырваться из-под гнета мелких обстоятельств.
Скупцы и сластолюбцы отличаются одинаково: выпяченной нижней губой.
В лице Сократа есть задатки глупости, славолюбия, пьянства и даже зверства, но по лицу видно, что все это побеждено усилиями воли.
У Брута верхнее глазное веко тонко и «разумно», нижнее — округло и мягко, соответственно двойственности его мужественного и вместе с тем чувствительного характера.


Широкое расстояние между бровями и глазами у Декарта указывает на разум не столько спокойно-познающий, сколько пытливо стремящийся к этому.

Четыре типа темперамента (Флегматик, Холерик, Сангвиник и Меланхолик) в типах внешности
В мягких локонах Рафаэля проглядывает выражение простоты и нежности, составляющих сущность его индивидуальности.
У Игнатия Лойолы, бывшего сперва воином, затем — основателем ордена иезуитов, воинственность видна в остром контуре лица и губ, а иезуитство проявляется в «вынюхивающем носе» и в лицемерно полуопущенных веках.
Изумительный ум Спинозы ясно виден в широком пространстве лба между бровями и корнем носа и т.д. и т.п.

Эти замечания, перемешанные с соображениями о темпераментах, «национальных» физиономиях и даже о мордах зверей, увлекательны и интересны, но научной ценности при отсутствии научных методов наблюдений не имеют.
Изложение основ физиогномики все время прерывается у Лафатера разными лирическими отступлениями: то он поучает читателя, то бранит врагов физиогномики, то цитирует физиогномические наблюдения Цицерона, Монтеня, Лейбница, Бэкона и других философов. Кроме них, у него еще были предшественники: древние греки — Аристотель и Зопир, определивший сущность Сократа, уверенный, что большие уши — признак изысканного ума; Плиний Старший, уверявший, что совсем наоборот, но обладающий большими ушами доживет до глубокой старости.



В своей «Физиогномике» Лафатер временами предается отчаянию при мысли о непознаваемости человеческой природы, иллюстрируя эту мысль изображением кающегося царя Давида, ослепленного небесным светом. И действительно, проникновение в сущность человеческого характера у такого гения как Шекспир не требует описаний внешности. В его пьесах очень редко говорится о чертах лица, однако, читая их, представляешь и Гамлета, и Шейлока, и Отелло, и Яго. Почти всех...
С улыбкой читаешь у Лафатера о Гете: «Гений Гете в особенности явствует из его носа, который знаменует продуктивность, вкус и любовь, словом, поэзию».
Лафатер верил в Калиостро и его чудеса. И когда его надувательства были разоблачены, Лафатер стал утверждать, что это был другой Калиостро, а истинный — святой человек.

Гибкий и длинный, с торчашим носом и выпуклыми глазами, всегда экзальтированный, он походил на взволнованного журавля. Таким он запомнился тем, кто его знал.

Постепенно физиогномика сделалась главной целью его жизни, хотя он продолжал писать и проповедовать. Популярность его росла, слава стала всеевропейской, и посещение им ряда городов Европы превратилось в триумфальное шествие. Он не только определял сущность людей, но и предсказывал им судьбу.
К нему начали приезжать, присылать портреты жен, невест, любовников, приводить детей. Иногда происходили курьезы. Однажды он принял приговоренного к смерти преступника за известного государственного деятеля, но в большинстве случаев он оказывался прав.

О нем рассказывали чудеса.
Как-то в Цюрих приехал молодой красавец аббат. Лафатеру не понравилось его лицо. Прошло немного времени, и аббат совершил убийство.
Некий граф привез к Лафатеру свою молодую жену. Ему хотелось услышать от знаменитого физиогномиста, что он не ошибся в выборе. Она была красавицей, и граф надеялся, что душа ее так же прекрасна. Лафатер усомнился в этом и, чтобы не огорчать мужа, попытался избежать прямого ответа. Граф настаивал. Пришлось сказать, что в действительности Лафатер думал о его жене. Граф обиделся и не поверил. Через два года жена бросила его и окончила свои дни в публичном доме.
Одна дама привезла из Парижа дочь. Взглянув на ребенка, Лафатер отказался говорить. Дама умоляла. Тогда он написал что-то на листе бумаги, вложил в конверт, запечатал и взял с дамы слово распечатать его не ранее чем через полгода. За это время девочка умерла. Мать вскрыла конверт и прочитала: «Скорблю вместе с вами».

Лафатер составил и свой собственный психологический портрет:
«Он чувствителен и раним до крайности, но природная гибкость делает его человеком всегда довольным... Посмотрите на эти глаза: его душа подвижно-контрастна, вы получите от него все или ничего. То, что он должен воспринять, он воспримет сразу или никогда... Тонкая линия носа, особенно смелый угол, образуемый с верхней губой, свидетельствует о поэтическом складе души; крупные закрытые ноздри говорят об умеренности желаний.
Его эксцентричное воображение содержит две силы: здравый рассудок и честное сердце. Ясная форма открытого лба выказывает доброту. Главный его недостаток — доверчивость, он доброжелателен до неосторожности. Если его обманут двадцать человек подряд, он не перестанет доверять двадцать первому, но тот, кто однажды возбудит его подозрение, от него ничего уже на добьется...»


Он был убежден, что характеристика беспристрастна.

Поклонники боготворили Лафатера, считали его провидцем. Великие писатели и поэты изучали физиогномику для того, чтобы описания героев их произведений точнее соответствовали их внутреннему миру. Со ссылкой на Лафатера Михаил Юрьевич Лермонтов характеризует внешность Печорина в «Княгине Литовской». Соответствия портретных характеристик с физиогномикой есть во многих произведениях Лермонтова. В феврале 1841 года Лермонтов в письме к А.И. Бибикову сообщил, что покупает книгу Лафатера.

Замечателен портрет ханжи и негодяя Урии Типа у Диккенса, вызывающий отвращение у читателя при первом же знакомстве:
«Низенькие двери под аркой отворились, и то же самое лицо появилось в них снова. Несмотря на замечавшийся в нем красноватый оттенок, свойственный коже большинства рыжеволосых людей, оно показалось мне так же похожим на лицо мертвеца, как и в то мгновение, когда выглядывало перед тем из окна.

Владелец его был действительно рыжий юноша всего только пятнадцати лет, как я узнал впоследствии. Тогда же он показался мне значительно старше. Рыжие его волосы были до чрезвычайности коротко обстрижены под гребенку. Бровей у него почти вовсе не было, ресницы же окончательно отсутствовали. Это придавало его красно-карим глазам совершенно особенное выражение. Они были до такой степени лишены надлежащей тени и покрова, что я не мог представить себе, каким образом устраивался обладатель их для того, чтобы спать.

Это был плечистый и костлявый юноша в черном сюртуке и таковых же брюках и белом галстуке. Костюм казался мне приличным, а сюртук был застегнут на все пуговицы. Особенно бросалась мне в глаза длинная худощавая рука юноши, напоминавшая руку скелета...»

Далее Диккенс описывает, как этот юноша любил беспрестанно потирать руки и временами насухо вытирать их носовым платком. "Когда же он пальцем проводил по листу бумаги, казалось, что остается на ней мокрый и скользкий след, как от улитки...»

Оноре де Бальзак в «Человеческой комедии», в части, которая называется «Крестьяне», основываясь на физиогномике Лафатера, дает такую портретную характеристику одному из героев — Тонсару:

«Он скрывал свой истинный характер под личиной глупости, сквозь которую иногда поблескивал здравый смысл, походивший на ум, тем более, что от тестя он перенял «подковыристую речь». Приплюснутый нос, как бы подтверждающий поговорку «Бог шельму метит», наградил Тонсара гнусавостью, такой же, как у всех, кого обезобразила болезнь, сузив носовую полость, отчего воздух проходит в нее с трудом.

Верхние зубы торчали вкривь и вкось, и этот, по мнению Лафатера, грозный недостаток, был тем заметнее, что они сверкали белизной, как зубы собаки. Не будь у Тонсара мнимого благодушия бездельника и беспечности деревенского бражника, он навел бы страх даже на самых непроницательных людей».

Последователей Лафатера в писательской среде было очень много. «Физиогномика» предоставляла богатейший материал. Он был беспроигрышным у выдуманных героев. Им пользовались и поклонники великого физиономиста, и те, кто о нем не слыхал. Приметы внешних черт, соответствующих той или иной особенности характера, распространялись среди представителей разных слоев общества и уже не требовали ссылок на первоисточник. К тому же им могли быть предшественники Лафатера.
Тонкие губы — у злого человека, толстые — у доброго. Черный глаз опасен, голубой — прекрасен. Подбородок, выдающийся вперед, — у волевых людей, скошенный — у слабовольных и т.д. и т.п.

Особенно впечатляющей оказалась легенда о «петлистых ушах». Ее приводит Иван Бунин в рассказе с таким же названием: «У выродков, у гениев, бродяг и убийц уши петлистые, то есть похожие на петлю, — вот на ту самую, которой давят их».

И все было бы прекрасно, если бы каждый мог, как Лафатер, определять характер и предсказывать судьбу, основываясь на его теории. Так как этого не происходило, не получалось закономерностей, а были лишь случайные совпадения, физиогномику начали забывать и, мало того, высмеяли как лженауку.

Одним из вошедших в историю курьезов оказалась попытка определения характера Чарльза Дарвина последователем и почитателем Лафатера, капитаном парусного корабля «Бигль» Фицроем, который верил в физиогномику как в систему, не подлежащую критике.
Он был убежден, что сможет определить способности каждого из приходивших к нему кандидатов на должность натуралиста в кругосветном плавании по форме носа. Внимательно вглядываясь в лицо Дарвина, он почувствовал некоторое сомнение в том, что у человека с подобным носом хватит энергии и решимости вынести предстоящее путешествие. К счастью, Фицрой сумел преодолеть свои сомнения и позднее вынужден был признать, что ошибся.

Жизнь цюрихского пастора могла бы ничем не омрачаться, если бы он не выразил вслух протест против оккупации Швейцарии французами в 1796 году. За это его выслали из Цюриха, но через несколько месяцев он вернулся. Возобновились его проповеди и моральные рассуждения, ничего не прибавлявшие к его славе физиономиста и к его литературной славе. Он написал несколько произведений на библейские темы и сборников религиозной лирики, но как поэт он не имел никакого значения.

Его гибель в 1801 году была результатом наивно-идеалистического взгляда на вещи. Он вздумал пуститься в душеспасительные рассуждения с пьяными французскими мародерами. Один из них выстрелил в него. От этой раны Лафатер и умер. Перед смертью он простил убийцу и даже посвятил ему стихотворение.

Знал ли Лафатер, провидец судеб стольких людей, какая судьба ожидает его самого? На это у него нет никаких указаний.

«Если бы располагали точными изображениями людей, кончивших жизнь на эшафоте (такая живая статистика была бы крайне полезна для общества), — писал Бальзак, — то наука, созданная Лафатером и Галлем, безошибочно доказала бы, что форма головы у этих людей, даже невинных, отмечена некоторыми странными особенностями. Да, рок клеймит своей печатью лица тех, кому суждено умереть насильственной смертью».
Нужно только задаться вопросом - и жизнь сама подарит на него ответ.




Оффлайн cherry

  • Гл. модератор
  • Живу я тут
  • *****
  • Сообщений: 7499
  • Лайков: 4651
  • Карма: 1232
Re: Занимательные исторические факты и биографии.
« Ответ #29 : Октябрь 18, 2016, 11:45:48 am »
Про вспышку натуральной оспы в Москве 60х годов

В Википедии об известном советском художнике Кокорекине Алексее Алексеевиче есть такая запись об обстоятельствах его  смерти: «…умер 29 декабря 1959 года от натуральной оспы (Variola vera), которой он заболел после поездки в Индию, тем самым спровоцировав вспышку этого заболевания в Москве…»

Что же это за история?
С хрущёвской оттепелью «железный занавес» приоткрылся. За рубеж начали посылать  многочисленные  делегации. В прессе это называлось «наводить мосты дружбы».  В середине 50-х Кремль братским государством провозгласил Индию.  На всех прилавках советских  магазинов появился индийский чай. Мне с детства запомнилось, что некоторые сорта чая продавались в круглых металлических коробочках. Ну а кинотеатры на всей шестой части земного шара просто оккупировали на многие десятилетия простые до наивности двухсерийные индийские мелодрамы, которые приводили в восторг своими постановочными драками мужское население и выжимали слёзы у наивных советских женщин.
Вот в одной из таких зарубежных поездок в братскую Индию и поехал знаменитый советский художник Кокорекин Алексей Алексеевич. Он и не подозревал, к каким катастрофическим последствиям для него и для людей его круга общения приведёт эта поездка.
Двухнедельная поездка пролетела незаметно. В первый же день возращения, а именно вечером, художник почувствовал себя плохо. Быстро поднялась температура, сильный кашель. Всё тело терзала сильнейшая боль. На следующий день он отправился в поликлинику.
Терапевт поставил диагноз – грипп. Несмотря на приём выписанных лекарств, состояние Кокорекина ухудшалось не по дням, а по часам. К лихорадке и сильному кашлю прибавилась сыпь по всему телу. Художника пришлось госпитализировать в Боткинскую больницу. В больнице сыпь объяснили просто – аллергическая реакция на приём лекарств. Правда, одна из молодых врачей, узнав, что Кокорекин только что вернулся из Индии, предположила, что он болен оспой. Маститый профессор, отчитал молодую сотрудницу, объяснив ей «на пальцах», что в декабре месяце в Москве люди болеют гриппом. И художнику подтвердили первый диагноз – грипп и положили в общую палату с гриппозными больными.

Уже 23 декабря, на третий день госпитализации, врачи поняли, что Кокорекин обречён и умрёт в ближайшие минуты.  В палату для прощания были допущены близкие родственники.
Смерть известного человека поставила врачей Боткинской больницы в тупик – они так и не смогли точно определить причину смерти даже после вскрытия. Руководство больницы вынуждено было обратиться к одному из светил советской медицины академику Николаю Краевскому. Но и тот не смог помочь. В это сейчас невозможно поверить, но патологоанатомы ЦЕЛЫЕ СУТКИ придерживались диагноза «чума под вопросом». Можете себе представить, что означал такой диагноз в многомиллионной Москве?
Художника похоронили торопливо и со всеми предосторожностями. На всякий случай, тело кремировали. Траурная церемония состоялась 31 декабря… Но кремация и похороны не поставили точку в этой истории.
Предновогодняя суета сыграла злую шутку с медиками, занятыми, как и все советские люди, подготовкой к встрече нового 1960 года. Однако, по истечении двух недель нового года, у нескольких пациентов Боткинской больницы одновременно проявились лихорадка, кашель, сыпь. Но и это не насторожило медиков, которые считали, что в самое ближайшее время смогут установить аллерген, который, по их мнению, являлся причиной сыпи. Правда, на всякий случай, материал с кожи наиболее тяжёлого больного направили в НИИ вакцин и сывороток…

15 января 1960 года академик Морозов, едва взглянув в микроскоп, авторитетно заявил – тельца Пашена. Все были в шоке – ведь это были частицы вируса натуральной оспы!
Это известие моментально было доведено высшему руководству страны и вызвало, мягко говоря, настоящий переполох. Ведь со смерти художника прошло две недели, а за это время могло заразиться огромное количество людей… А как их лечить, если лекарства против оспы нет? Оспа не лечится. От неё или погибают, или вылечиваются. К тому же эта болезнь никогда не проявляется в каком-то одном единичном случае, а только в виде эпидемии…
Почему же никто из врачей, кроме молодой сотрудницы, наблюдавших художника, не вспомнили об оспе? А всё дело было в том, что эта болезнь в СССР была давно побеждена. Последний очаг оспы в Советском Союзе был подавлен 25 лет назад в 1936 году. Свою роль сыграла принудительная вакцинация населения. К началу 60-х годов упоминание об оспе в СССР можно было найти только в медицинских учебниках. Врачи «отвыкли и  забыли» об этой болезни…
Высшее руководство страны прекрасно понимало, что Москва, а возможно,  и весь Советский  Союз, оказались под прицелом беспощадного убийцы целых народов. Реакция была мгновенной – немедленно  на ноги были подняты весь личный состав московской милиции и КГБ. На авральный режим работы были переведены академия наук, все столичные медики и личный состав госбезопасности.
Задача была поставлена предельно жёстко – правоохранительные органы должны были в кратчайшие сроки установить ВСЕ КОНТАКТЫ художника с момента, как он поднялся на борт самолёта, улетавшего в Индию. В группу риска сразу угодили 75 пассажиров того авиарейса и экипаж самолёта, таможенники, все родные Кокорекина, лечившие его врачи, пациенты больницы, где он лежал и, соответственно, все люди, которые общались с указанным контингентом…
На медиков была возложена сложнейшая задача – срочно изолировать всех этих людей в карантин. Вся сложность выполнения этой задачи заключалась в том, что изолировать нужно было и тех, людей, которые даже на короткое время оказались в тех помещениях, где был художник и кого он увидел даже мимолётно, не говоря уже о кратковременном пожатии рук. И не нужно быть сильным математиком, чтобы понять элементарную истину – количество таких людей за две недели составляет теперь несколько тысяч человек. Осталось только установить, сколькими тысячами исчисляется это количество.  Такую грандиозную работу столичная милиция, врачи  и комитет госбезопасности никогда не проводили.

К тому же эта история имела и политическую подоплёку. В феврале 1960 года, то есть меньше, чем через месяц, в Москве должен был открыт Университет Дружбы Народов. Этим широким жестом подчёркивалась интернациональная политика СССР. Планировалось, что основной контингент студентов будут составлять выходцы из беднейших стран Африки и Азии. И надо же было такому случиться, что за месяц до открытия университета выяснилось, что контакты с выходцами из этих стран далеко не безопасны…
Борьбу с эпидемией было решено разделить на два очага. Первый – Боткинская больница. Второй – круг родственников и знакомых Кокорекина. Нужно было действовать быстро в обоих направлениях сразу. Боткинская больница моментально была переведена на казарменное положение. Из неё никого не выпускали, не впускали и ничего не сообщали родственникам больных и медперсонала. В результате этого вся ограда больницы была увешана недоумевающими родственниками пациентов и медиков, пытающихся понять смысл происходящего. Но в те времена власть действовала жёстко, решительно и без лишних объяснений, чтобы не допустить паники. Это в наше время СМИ, типа телеканала «Дождь», «обсасывали» бы до бесконечности создавшуюся ситуацию, а тогда всё происходило в полной тайне. Хотя о каком таком сохранении тайны могла идти речь, когда в ликвидации последствий эпидемии были задействованы несколько тысяч человек?

Инфекция распространялась быстро  и  самыми невероятными путями. Вот выборочный список заражённых:
- мальчик-подросток, лежавший в боксе на втором этаже над палатой больного художника. В этом случае вирус проник через вентиляционный канал;
- пациент из другого корпуса заразился от халата доктора, который до этого осматривал Кокорекина;
- женщина-регистратор, позволившая одному из врачей воспользоваться служебным телефоном для звонка домой, заразилась от телефонной трубки;
- истопник, который только один раз прошёл по коридору отделения, где лежал художник, ни с кем при этом не общаясь…

Медперсонал Боткинской больницы под страхом увольнения, не имел право никому не сообщать о причинах столь странно и быстро введённого карантина. Родственники пациентов били в набат, осаждали представителей власти всех рангов, пытаясь хоть каким-то образом связаться со своими больными родственниками. Но всё было тщетно. Больница оказалась в вакууме. Можно только догадываться о степени ажиотажа, если только одних пациентов в ней на тот момент насчитывалось 2500 человек. Я уже не говорю о почти 5000 человек обслуживающего персонала.  Чтобы кое-как разместить на длительное время такое большое количество людей в одном месте, было найдено необходимое количество кроватей и матрасов. А вот белья найти не смогли. И тогда специальным постановлением правительства СССР были подняты запасы по белью из категории НЗ по противовоздушной обороне…
Едва специалисты начали изучать контакты умершего художника, контакты его родных, как и здесь обрисовалась своеобразная адская лотерея. Заболели: подруга второй жены художника, заразившаяся в Сандуновских банях, когда была там с нынешней женой художника, заразив впоследствии своего мужа и сына; страховой агент, который посетил художника в начале января, так как жизнь Кокорекина была застрахована; жена приятеля Кокорекина, которая забежала на несколько минут проведать и в результате заболела сама, заразив мужа, а тот нескольких своих приятелей…

Работа по ликвидации эпидемии велась без каких-либо передышек. Во всех медицинских учреждениях, милиции и КГБ свет не гас ночи напролёт в течение нескольких недель. То, что творилось в Москве в эти дни трудно передать словами. Машины скорой помощи едва успевали выезжать по новым и новым адресам контактников из окружения художника и его знакомых. Все потенциально опасные люди моментально были изолированы от общества. Но число контактов было просто огромным. Среди контактников выявились и рекордсмены. Так преподаватель московского института инженеров железнодорожного транспорта успела принять зачёты у 120 студентов. Все студенты были разысканы и помещены на карантин. Эта же участь постигла и всех однокурсников дочери художника. У терапевта больницы, к которому впервые обратился Кокорекин, успели побывать на приёме 117 больных. Понятное дело, что все эти люди были изолированы без лишних разговоров. Контактников, и даже только заподозренных, разыскивали в самых невероятных местах. Без разговоров снимали с поездов, самолётов и изолировали, изолировали, изолировали… Места, в которых находились контактёры, подвергались серьёзной дизенфекции. Зять Кокорекина учился в Менделеевском институте. Всех, заподозренных в контакте с ним, изолировали вместе с преподавателями… В результате самых дотошных допросов, все мужчины и женщины были вынуждены называть имена своих любовников, алкоголики своих собутыльников, а невинные девушки со слезами на глазах называли всех парней, с которыми они целовались. Словом, это было покруче самого крутого детектива…

Казалось, что этому не будет конца и края. Ведь рано или поздно ситуация должна была вырваться из-под контроля.  Всего в Москве и Московской области на карантин было помещено более 9000 человек. Для этого была освобождена крупнейшая инфекционная больница столицы на Соколиной горе, а так же несколько других больниц. Однако мест всё равно не хватило. Поэтому устраивались карантины по месту жительства граждан, которым было в категорической форме запрещено выходить из помещений. По Москве в то время постоянно носились машины, в которых находились люди в спецодежде. Велась активная дезинфекция всех подозрительных мест  столицы.
К тому же выяснилась ещё одна, усложнившая задачу следователям, подробность.  Вторая жена художника некоторые из вещей, которые он привёз из Индии, сдала для перепродажи в комиссионный магазин! А в те времена дефицитные вещи запросто продавались работниками комиссионок минуя прилавок магазина. Поэтому поиски покупателей всех вещей оказались очень сложным и неприятным для представителей торговли делом.
А тем временем по городу ползли и множились слухи – появилась в городе болезнь, которая косит людей сотнями. То там, то здесь появлялись лжесвидетели, которые утверждали, что все морги в Москве забиты трупами, а ночами на кладбищах хоронят людей в цинковых гробах…

Медики считали, что главное, что может остановить эпидемию, поголовная вакцинация. Сейчас в это сложно поверить, но тогда в течение пяти дней прививка от оспы была сделана всему населению Москвы. А это почти семь миллионов человек. Для того, чтобы это осуществить, в авральном порядке было организовано более 10000 прививочных бригад. Для этого мобилизовали медиков самых разных специальностей; фельдшеров, студентов мединститутов, а также всех, кто был знаком с методом прививки. Ежедневная норма – 1,5 млн доз вакцины. Вакцинации не избежал ни один человек от младенцев до глубоких стариков. Мало того, прививали даже умерающих…
Вспышку оспы в Москве удалось погасить только через месяц. Правда, возникал вопрос, а каким же образом в стране, которая, как казалось, победила оспу, заразилось ею так много людей, которые были вакцинированы от оспы? Расследование показало, что злую шутку сыграло сразу несколько факторов: население всей страны привито не может, так как есть противопоказания, небрежность, неаккуратность, неорганизованность и т.д. К тому же, со временем к проблеме вакцинации от оспы в СССР стали относиться формально. Ведь внутри страны заразиться было не от кого.  Интересен тот факт, что художник Кокорекин был привит от оспы всего за год до поездки в Индию…

Итоги оспенной вспышки в Москве в 1960 году: заболели десятки людей, но большинство жизней удалось спасти. Кроме художника Кокорекина скончалось ещё трое. От эпидемии столицу спасла чёткая работа медицинских и правоохранительных служб.
Нужно сказать, что оспенные лихорадки, аналогичные московской, переживали и в Европе, и в Америке.  А вот в конце ХХ века оспы на Земле не стало. И ликвидация этой болезни произошла по инициативе советских медиков. К нашему стыду, в России этот факт практически никому не известен. Тогда как на Западе победа над оспой приравнивается к величайшим свершениям.
А началось всё в далёком 1958 году на сессии Всемирной Организации Здравоохранения. Виктор Жданов, зам. министра здравоохранения СССР, предложил глобальную программу ликвидации оспы. К тому времени эта болезнь буквально терзала 67 стран мира Азии, Африки, Латинской Америки, Океании. Ежегодно болезнь уносила в могилу десятки тысяч людей.
Идею советской делегации в медицинских кругах мира поначалу восприняли как неосуществимую.  Поэтому в 1959 году СССР практически в одиночку приступил к исполнению этой программы. Советская вакцина стала регулярно поставляться по всему миру для борьбы с оспой. И только через восемь лет к этой программе присоединились США, которые серьёзно помогли деньгами. С этого момента мир был поделён как бы на две части. Там, где больше влияние имели страны Запада, работали они, а советские медики работали в зонах влияния СССР. Это был один из немногих случаев в истории, когда страны из двух противоборствующих лагерей, совместно боролись с мировой болезнью. И болезнь была побеждена – последний раз очаг заболевания оспы был зафиксирован в Сомали в 1977 году.
С советской стороны участвовало около 60 специалистов (не ценим мы своих героев, даже точное количество  специалистов этой программы неизвестно!).  Светлана Маринникова единственная женщина, входившая в руководство глобальной противооспенной комиссии. Она утверждала, что медики собираются задним числом оценить подвиг своих коллег, обратившись с письмом к всемогущему Путину. Состоялось это обращение к ВВП или нет, мне неизвестно.

В мае 1980 года ООН выпустила документ, говоривший о полной победе над оспой во всех уголках Земного шара. Однако Родина так и не узнала о подвиге наших медиков. Ни один из участников с нашей стороны не был ни то что награждён, даже устной благодарности не услышал. Ни одно из крупных средств массовой информации не уделило даже внимания этой победе над оспой. Эпизод, который вошёл в золотой фонд истории, в СССР, а потом и в России просто не заметили. А вот Запад внёс имена своих участников в почётный список. В США бывшего директора программы борьбы с оспой наградили высшей наградой страны.
А в России только один человек, Владимир Фёдоров, имеет золотую медаль, которую ему вручило правительство Афганистана, и которую он ни разу не надевал. А знаете почему? По нашим правилам человек, не имеющий наград своей страны, не имеет права носить зарубежные награды! ))))) Вот поэтому Владимир Фёдоров держит свою награду в ящике стола…
На данный момент болезнетворные штаммы оспы хранятся только в двух местах мира – в Атланте, в центре по Контролю и профилактики заболеваний (США) и в Новосибирском центре вирусологии и биотехнологии.

Правда, нужно всегда помнить, что побеждена оспа человека, но не оспа обезьян. В таких странах, как Конго, мясо обезьян используется в пищу самым активным образом. И кто знает, к чему может привести мутация этой болезни?
Нужно только задаться вопросом - и жизнь сама подарит на него ответ.